8 сентября 2010

Интервью с Терьерами: Донал Лог и Майкл Реймонд-Джеймс

Сегодня на канале FX состоится премьера новой детективной драмы . Это шоу про друзей, созданное друзьями с друзьями в главных ролях. Наши друзья с сайта Madchester.ru перевели интервью Алана Сепинуолла со звёздами этого шоу Доналом Логом и Майклом Реймондом-Джеймсом. Их знакомство состоялось во время съёмок для NBC, в котором Лог сыграл роль капитана Кевина Тидвела.

В интервью ребята рассказывают о том, как совместное проживание во время съёмок укрепило их экранную «химию»; о сестре Донала в роли сестры его персонажа; о том, до чего может довести жизнь на чемоданах и о многом, многом другом.

Вы познакомились на съемках «Жизни», и как, плотно общались до того, как стали снимать «Терьеров»?

Донал: Плотно, но тут как, это была дружба из серии «Не знаю, какое приключение ты дальше найдешь на свою задницу, но когда увидимся в следующий раз, начнем с того, на чем остановились сейчас», понимаете, о чем я?

Майкл: Да. Бывает так в жизни, что что-то просто знаешь. Вот и я, после знакомства с Доналом, знал, что когда-нибудь мы с ним будем очень близки, понимаете? Знал, что этот человек станет мне другом… И, что ему пиздец, с таким-то другом по жизни идти.

Донал: Да, пиздец. И ему тоже. Нам повезло, что мы друг у друга есть, и, надеюсь, в сериале это будет чувствоваться. Может, я сейчас, конечно, хуйню скажу, но мне кажется, актеры из тех людей, кто идет на контакт практически сразу, потому что иначе очень сложно работать. Есть правда и засранцы, которые норовят окружить себя непроницаемой стеной. Но в тех условиях, в которых нам пришлось работать, просто нереально было вести себя по-другому, это ж ебаная пытка, буквально, и если у тебя нет контакта с партнером, можно попросту рехнуться.

Майкл: Не знаю, смог бы я безболезненно справиться с такими темпами работ без друга, который всегда поможет, на которого можно положиться, что бы ни происходило.

Донал: И лично, и в профессиональном плане, понимаете?

Майкл: Да, отлично поработали.

Интересно, то есть, вы со своим другом играете друзей. А твоя сестра играет твою сестру, так что это …

Донал: Это круто. Во-первых, они потрясающие актеры. Вы не думайте, я не пропихивал свою сестру в этот сериал…

Майкл: Она заслужила. Родственные связи тут не причём.

Донал: Да, она получила эту роль, потому что уже работала с Шоном (в одном из эпизодов сериала “The Unit”) .

Майкл: Она талантище, говорю вам.

Донал: Зато в сериале видно, что она вызывает у моего персонажа эмоциональный отклик, с другими людьми у Хэнка такого нет.

Майкл: Такое специально не сыграть.

Донал: А раньше я бы так не сказал. Особенно, учитывая мою уверенность в том, что я с вешалкой могу сыграть лучше, чем с каким-нибудь психом ебанутым.

Донал, вас первым утвердили на роль в этом шоу. Вы знали, что Майкл тоже будет участвовать?

Донал: Нет, не знал. У меня были читки со всеми, кто участвовал в шоу. Я читал сценарий со всеми, много-много раз, и это мне очень помогло. А Майкл был первым в очереди.

Майкл: Когда мне вручали сценарий, то сказали, что Донал роль получит. Отреагировал я словом «Заебись!»

Донал: Кстати, это было странно, потому что изначально Хэнк был немного старше, чем я, а Брит немного младше, чем Майкл, и нам долго пришлось уговаривать создателей, потому что Майкл, как мужик, на порядок более зрелый, чем Брит. И эффекта «Гарольда и Мод», (фильм 1971г. разница в возрасте главных героев 60 лет) который был в изначальном сценарии, с нами было не добиться.

Майкл: И волосы у меня длиннее были, почти как у него, так что похожи были.

Донал: Получилось так, что впечатления от нас обоих были примерно одинаковые, и создатели хотели, чтобы в начале шоу мы все-таки немного отличались друг от друга. А к концу сезона все возвращается на круги своя.

А первую совместную читку помните?

Донал: Было офигенно.

Майкл: Да, потрясающе. Донал уже говорил, но про другое – было как-то так: «Ага, мы на прослушивании. Давай в общем с того места, где закончили наши обычные разговоры»

Донал: И это, кстати, очень помогло, потому что мы уже были знакомы и общались раньше, а он может меня рассмешить буквально на ровном месте. Мозг-то понимает, что я читаю что-то непонятное, хоть и важное. И сыграть-то можно, но с незнакомым человеком хочешь не хочешь, но будут нотки фальши. Конечно, не факт, что зритель это поймет, но я тогда подумал «Слава Богу, что все идет так легко и ненапряжно». А чем проще взаимодействовать, тем лучше результат.

Майкл: А я ещё подумал: «Хоть бы проскочили. Будет супер, если мы сможем поработать вместе, лишний раз потусовать и всё такое». И, слава Богу, проскочили.

А потом вы вместе сняли дом, так что получается, во время съемок вы почти все время были вместе.

Донал: Ну, бывали перерывы. Но на работе мы были загружены по самое не хочу. Съемки из нас выжимали все соки, а выходные были очень короткие. Иногда заканчивали только в 5-6 утра в субботу. Так что субботы и нет толком. Остается только воскресенье – ну, вечер субботы и воскресенье – а в понедельник в пять утра ты уже на ногах, но я ездил в Лос-Анджелес, повидаться с детьми.

Майкл: Или они приезжали к нам в гости.

Донал: Да, то они приезжали, чтобы побыть с нами, то невеста Майкла. Но все было нормально.

Майкл: Общий дом и для работы на руку был. Помимо нашей дружбы, отразившейся на персонажах – в плане подготовки к каждому съёмочному дню. Темп работ был такой дикий, что в конце дня мы тупо забирали планы на завтра и репетировали эти сцены перед сном.

Донал: Мы всегда были готовы к съемкам. В какой-то момент мы начали чувствовать себя неким механизмом, вошли, что называется, в ритм. Но тут какая штука, если ты в игре, этот ритм не кажется тебе таким уж убийственным. Ты просто привыкаешь ко всему тому безумию, которое приходится творить. А тут кто-нибудь подкатывает и говорит «Эй, че за херня у вас тут творится?». А ты ему «Да, чувак. У нас тут космические скорости. И давай, чудила, живо включайся в игру. Готовиться надо, блин!»

Майкл: Вообще крайне жёстко в этом плане ко всем относились.

Донал: А бывало такое, что люди начинали тупить. Не все, конечно, но бывало, что впадали в ступор, и просто не успевали за нашими темпами. И ты ему говоришь «Чувак, я тут с пяти утра торчу. Сейчас пять вечера, и ты только подгреб. У тебя целая неделя была, а ты ни хрена не готов». Ну, и что это такое? Мы очень серьезно относимся к тому, что делаем. Мы охрененно благодарны, что такой отличный канал вложился временем, деньгами и силами, чтобы создать вселенную, в которой мы будем существовать, понимаете? Такая возможность чуть ли не раз в жизни бывает, а кто-то норовит взять ее и слить, само собой, возникает резонанс. Он повсюду возникает, не только на площадке. Это влияет на всех людей. Вот взять, к примеру, шоу, в которых я снимался – “Grounded for ” или “” – люди где- нибудь, не знаю, в Израиле, увидели какую-нибудь сцену оттуда, и она врезалась им в память. Так что у нас перед зрителем и перед собой огромная ответственность. Мы не из тех, кто смертельно серьезно относится к себе, но к своему делу мы пытаемся подходить максимально ответственно, с уважением и любовью.

Интересно за вами наблюдать, я, случалось, брал интервью у семейных пар, и они признавались, что им не нравится работать вместе, потому что все-таки нужно отделять личную жизнь от того, что происходит на экране.

Донал: Мы завязались на каком-то интеллектуально-креативном уровне, и в этом заслуга Майкла. Майкл – потрясающий актер, он относится к профессии так, как будто ему это необходимо, как воздух, не будет играть – не будет дышать. А я так просто самовыражаюсь. Кто-то на гитаре лабает, а я решил таким вот образом познавать себя. И не то, чтобы я особо ленился в этом своем подходе, но мне нужен был человек, который сказал бы «А почему мы занимаемся именно этим?». И пару лет назад, что ли – не знаю, может, кризис среднего возраста накатил или страх смерти так проявился – в общем, к работе я стал относиться куда более трепетно. Я не знаю, получится ли у меня сниматься в кино и сериалах еще лет двадцать, например. Я не знаю, что ждет меня завтра. Важно только то, что есть здесь и сейчас. Так что наша с Майклом дружба – уважение к творческому началу друг друга, скажем так. И не думаю, что между нами могут начаться какие-то там недоразумения. Все-таки, у семейных пар все несколько по-другому происходит. И их совместный жизненный опыт далеко не всегда положительно влияет на творческую составляющую.

В этих эпизодах, которые я видел, Хэнк постоянно использует Брита. А Брит позволяет ему, потому что ему эта дружба тоже на руку. Насколько это напоминает ваши отношения в реальной жизни?

Донал: Да один в один. (ржоть) “Давай, сучка!” (исчо раз ржоть) Самое интересное, что мы с Майклом оба готовы за других лечь на амбразуру. Это такая ирландская этика, из серии «Я только что обналичил чек, вджобывал тут в отеле, но я сейчас будут проставляться всем в этом пабе, пока бабло не кончится». И очень непривычно жить в одном доме с человеком, который чуть что «Да я щас ради тебя себе яйца отрежу», ну, образно выражаясь. Просто я в жизни веду себя точно так же.

Майкл: В нашей дружбе обходится без этого, просто таков сценарий. Донал из тех людей, у которых если есть в кармане пять баксов, то можно смело сказать, что и у тебя в кармане пять баксов.

Донал: Ну, это Майкл.

Майкл: Мы оба такие. Один раз только косяк был с этим принципом. Когда мы пытались всучить друг другу по пять долларов. Вот один раз такое было, и всё. Без сбоев.

Партнеры по съемкам периодически ссорятся. Между вами ничего такого не случалось?

Майкл: Вообще не было. Во всяком случае, я не заметил.

Донал: Понимаете, в этом замкнутом, зацикленном на себе мире, который образовался во время съемок, иногда надо вести себя жестко, иначе все накроется медным тазом. Но мы оба несли за это ответственность, коллективно. И нам не надо было разыгрывать хорошего и плохого копа. Каждый из нас отлично справляется с обеими ролями.

Майкл: Мы оба тормозили любой негатив в зародыше. Есть ещё один момент в наших отношениях, который был всегда и сразу. Мы можем сказать друг другу: «Чувак, ты мне друг. Если хочешь что-то замутить, то вперед, я тебя всегда поддержу. С последствиями и прочей хернёй как-нибудь разберёмся».

Донал: Да. И, ко всему прочему, в разъездах бывает тяжко. У меня ведь дети, а меня куда только не заносит из-за съемок, разумеется, я чувствую себя виноватым, что не могу достаточно часто видеться с детьми. Если бы я жил один, я бы уже ебанулся и впал в глухую депру. К тому же, я на съемках плечо повредил, даже пришлось вставить это в сценарий, но это был, блин, тот еще челлендж, я плечо до сих пор долечить не могу. В общем, я месяцами расхаживал с больным плечом, и оно меня тихо задалбывало. И если бы Майкл, в прямом смысле, не прикрывал мне спину… то есть, не помогал бы рубашки надевать и все такое… В общем, иметь такого друга лично для меня оказалось крайне полезно. Надеюсь, Майкл может сказать про меня то же самое.

Майкл: Это точно. Жизнь у съёмочной площадки и изоляция от мира может благоприятно сказаться в плане полного погружения в работу, но для кого-то, вроде меня, это может быть потенциальной опасностью так уйти в себя, что и представить страшно.

Донал: Да, и мы прекрасно это знаем. Мы оба можем сорваться, поэтому мы приглядываем друг за другом, и если кого-то начинает клинить, второй обязательно вернет его в норму, типа, есть же еще позитив, все дела, а не только тупое саморазрушение.

Майкл: Мы не в детском садике, на кону очень многое. То, что Донал был рядом, когда я начинал загоняться неимоверно помогло. Он никогда не осудит, всегда готов выслушать и, что, сука, важно, дать совет, как и положено другу. Именно это частенько отделяет тебя от грани, когда начинаешь думать «Сейчас-то меня и разорвёт».

Донал: Я безумно рад, что мы сделали это шоу, мне просто не терпится поделиться с людьми этим опытом, этим миром, который создали Шон (Райан), Тим (Минеар!!!) и Тед (Гриффин), но, куда важнее то, что у меня появился настоящий друг. И я не знаю, что будет с этим шоу дальше, это уже не нам решать. Мы сделали что могли, и для меня главное то, что со мной рядом был вот этот вот чувак и все те, с кем вместе мы работали. Потому что, вдумайтесь, с этими людьми ты проводишь по 16 часов в сутки, такие отношения только у циркачей бывают. Буквально через три часа общения кто-то может тебе сказать «А у меня мать умерла от рака два месяца назад». То есть, условности и всякие там барьеры рушатся, только в путь.

Майкл: Работа очень сближает.

Донал: Было тяжело. Но в этом есть свой кайф. Мне кажется, что наша положительная энергия ушла в работу, повлияла на конечный результат, и надеюсь, этот сериал подтвердит мою гипотезу. Если люди будут реагировать на то, что происходит между нами на экране, это будет подтверждением той человечности, что мы нашли друг в друге. Я слышал, шоу, где партнеры терпеть друг друга не могли, тоже становились популярными, но мне, честно говоря, не верится, что это может сработать. Взять, например, «Moonlighting» (всем известно, что Брюс Уиллис и Сибил Шеппард друга друга ненавидели). Да, у них были очень остроумные перепалки, но они скорее напоминают упражнения по актерскому мастерству. И рано или поздно вы понимаете, что никакой химии между ними не было.


Pinterest
VKontakte
Метки: ,

4 комментария

  • Простите, но не хочется читать интервью с нецензурной бранью %|

    Oktjabrist
    Медаль за 500 комментариев Медаль за 200 комментариев
    • не читайте

      the-greater-gig-in-the-sky
      Начинающий комментатор
      • и не стал :Р

        Oktjabrist
        Медаль за 500 комментариев Медаль за 200 комментариев
  • Майкл Реймонд-Джеймс

Оставить комментарий

Примечание: Если Вы хотите добавить аватар к своему комментарию, воспользуйтесь Gravatar. Просто зарегистрируйтесь там с тем же e-mail, который вы используете в комментариях. А также, Вы можете использовать такие тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>