28 мая 2011

Cracker (ITV, 1993-1996)

Уважаемые читатели, вашему вниманию — великолепный текст про легендарный английский сериал Cracker. Авторы: Ася Датнова и Элина Богданова.

«Невероятно популярный (более15 миллионов зрителей) — без заискивания, снисходительности или запудривания мозгов, «Крэкер», как и все великие произведения искусства конца 20-го века, бьет сразу и очень жестко в голову, сердце, под дых и в пах. В то время как телевидение было забито кембриджскими умниками, которые свято верили, что для привлечения большой (иначе говоря, рабочего класса) аудитории программа должна быть легкой, дебильной и до одурения банальной, «Крэкер» — доказательство, что популярность и качество НЕ являются противоположностями».

(NME Interview with Jimmy McGovern)

«Коротко говоря, это телевидение для взрослых. И притом очень мощное телевидение».

(In Between Crimes, Adultery and Death By John J.O’Connor )

Человек-гора выбрасывает окурок и поднимается на сцену — студенты почтительно ждут лекции. «Спиноза» — говорит он и швыряет книгу в зал. «Декарт» — Декарт летит следом за Спинозой. «Гоббс! Локк! Фрейд! Юнг!» — книги падают, хлопоча страницами. «Вот такая лекция!» — говорит он и уходит. Затем возвращается: «Мораль? Что такое мораль?»

В 1993 году британский канал ITV выпустил криминальную драму «Cracker» — одну из самых значимых в истории телевидения. 15+ миллионов аудитории, множество наград. Сериал шел с таким успехом, что ITV хотел подвинуть ради показа серии вечерние новости, а поклонников «Крэкера» не отвлекло даже интервью принцессы Дианы.

И это притом, что на момент появления «Крэкера» британское телевидение не испытывало недостатка в криминальных драмах. В то время шли и легендарный «Вне закона»/ The Bill (1984-2010), впоследствии растащенный на цитаты, и «Инспектор Морс «/ Inspector Morse (1987-2000), «Главный подозреваемый» / Prime Suspect (1991-2006), «Таггерт» / Taggart (1985-), «Детектив Джек Фрост» /A Touch of Frost, разнообразные реинкарнации Шерлока Холмса, «Пуаро Агаты Кристи» / Agatha Christie’s Poirot (1989-2002)…

История создания

Концепцию сериала придумал продюсер Габ Нил, один из энтузиастов, возрождавших в Британии авторское телевидение. Сперва планировалось, что Нил сделает второй сезон «Главного подозреваемого». Еще в «Подозреваемом» Нил хотел ввести в сюжет судебного психолога. В 1992 он развил идею до самостоятельной, назвав персонажа Джонасом. Жена Нила познакомила его с Джимми МакГоверном, тогда малоизвестным (ныне одним из лучших британских сценаристов). К тому времени, как Нил и МакГоверн встретились, герой уже именовался Джим Крэкер*.

Текущие два проекта МакГоверна никак не могли выйти на экран. Тем не менее он был полон решимости отказаться от клише, стандартных сюжетных ходов, предсказуемых элементов жанра: «Криминальную драму писать проще всего на свете… У тебя есть готовая структура: мотив, преступление, обнаружение, расследование, допрос. Это так легко. А помимо всего этого ты обязан сказать что-то важное о смысле жизни».

Главного героя Эдварда Фитцджералда МакГоверн щедро наделил своими собственными чертами: игромания, пьянство, претензии к католицизму, отвращение к себе — даже дата дня рождения (в один день с Твигги, как шутит Фитц).

«Крэкер» объединил две традиции детективного жанра – коллективный полицейский процедурал и повествование от лица сыщика-одиночки. Кроме того, он свободно заимствовал из других жанров — хоррора, комедии, мыльных опер, нуара. Тогда подобное смешение входило в моду.

На эстетические предпочтения МакГоверна повлияли американский сериал «Блюз Хилл-стрит» / Hill Street Blues (NBC 1981-87) Марка Фроста и «Твин Пикс» того же Фроста и Дэвида Линча, хотя чего «Крэкер» лишен — так это мистического налета (если не считать дискуссий о религиозных постулатах); зато мелодраматические моменты, перемежающие детективное повествование, смотрятся в нем так же мрачно, игра на разнице потенциалов жанров создает атмосферу медленного и невыносимого течения жизни. Макговерн делает оммаж “Твин Пиксу” в истории “Сказать я люблю тебя”.

Драматургически образ Фитца перекликается со специальным агентом Дейлом Купером – они оба приходят в полицейское расследование со стороны, привнося знания и навыки, сбивающие с толку их приземленных коллег, обладают нестандартным мышлением, а фитцевское понимание мотивов (не настоящий классический психоанализ, а пост-религиозное самокопание, рефлексия отошедшего от веры католика) рифмуется с «тибетским» методом Купера.

* Однажды Габ Нил слишком пристально всмотрелся в пачку сливочных крекеров, лежащих в витрине магазина, и «был заворожен многозначностью и звучанием слова». Позже результаты медитации над печеньем он сверил со словарем. Самое очевидное значение cracker – тот, кто ломает или взламывает (safe-cracker) что-то или кого-то (i`ll make him crack), решает загадку (сыщик cracks a case). Произнесенное вслух, оно напоминает о щелчке кнута, взведенном курке пистолета, ударе грома, треске пламени. Среди прочих значений — безумие, ментальная нестабильность (cracked, crackers), поспешность, срочность (crack on, get cracking). Также может означать бесплодную попытку (have a crack at) или острОту (wisecrack). На сленге – болтун, хвастун, лжец. Наркоман, сидящий на крэке. Или nutcracker — как псих, так и тот, кто залезает в голову психам. И в довершении всего — оно отсылает к очаровательной привычке Фитца пускать ветры.

Эдварда «Фитца» Фитцжералда, «крэкера», криминального психолога, помогающего полиции, сыграл шотландец Робби Колтрейн, взявший сценическое имя в честь саксофониста Джона Колтрейна. До съемок в «Крэкере» Колтрейн в основном был известен как комедийный актер (хотя на его счету были и серьезные драматические роли в «Больница Британия» Линдсея Андерсона, «Моне Лизе» Нила Джордана, «Караваджо» Дерека Джармена).

Поначалу на роль хотели взять Роберта Линдси, поскольку Фитц у МакГоверна был описан как «худой, жилистый человек». Дэнни Бойл (он должен был снимать первую часть) предложил кандидатуру Кита Алена (тоже комика), внешне чрезвычайно напоминавшего самого МакГоверна. Но МакГоверн и так отчасти списал Фитца с себя, и идея актера — двойника сценариста показалась уже чрезмерной: это оставило бы слишком мало места для развития персонажа как отдельной личности.

Макговерн признавал харизму Колтрейна, но опасался, что персонаж выйдет слишком несимпатичным. Нил, к счастью, настоял на своем. В мемуарах о Колтрейне Стивен Фрай пишет, что тот любил строить из себя простого парня из народа, хотя сам был из вполне почтенного среднего класса, а Нил, когда думал об образе Фитца, хотел, чтобы его сыграл актер — выходец из простой среды, но образованный. Так или иначе, именно привлечение Колтрейна — в тандеме с МакГоверном — «сделали» сериал.

Фитц-здоровяк даже лучше вписался в логику характера — он, в конце концов, человек с большими аппетитами: к риску, алкоголю, сигаретам, сексу, интеллектуальному вызову. Интеллектуальное превосходство Фитца в ключевых сценах общения с подозреваемыми имеет и визуальное решение благодаря мощному физическому присутствию Колтрейна.

Фитц

«Шесть лет спустя после первого появления на экране Робби Колтрейна в мятом синем костюме и облаке сигаретного дыма, слава «Крэкера» остается непоколебимой. Колтрейновский Фитц — один из величайших персонажей британской теледрамы».
(5 Star Review)

Этот невыносимый саркастичный умник был обожаем публикой — и было, чем очароваться. Даже слишком многим. («Я пью слишком много, я курю слишком много, меня вообще слишком много», — говорит Фитц.)
Жирный, физически непривлекательный, неряшливый, он пьет виски галлонами, прикуривает одну сигарету от другой. Его страсть — азартные игры, и на ипподроме или в казино он проигрывает все семейные деньги. У него трудные отношения с женой, с сыном-подростком, брак разваливается. Фитц сквернословит, он неполиткорректен, груб, манипулятивен, он говорит не с людьми, а о людях, и они ненавидят его за извлечение на свет их тайных и очень личных мотивов. Фитц изменяет жене, а потом изменяет с женой любовнице. Он — принципиальный аутсайдер, занятый самоуничтожением.

«(Фитц в больнице после сердечного приступа.)
Доктор: — Сколько вы пьете?
Фитц: — Шесть, может, семь в неделю.
Доктор: — Семь?
Фитц: — Бутылок.
Доктор:- Пива?
Фитц: — Виски.
Доктор: — И курите?
Фитц: — Пятьдесят-шестьдесят.
Доктор: — Пожалуйста, скажите — в неделю!
Доктор (подумав): — Физически вы в порядке. Но я рекомендовал бы вам обратиться к психологу».

А еще он невероятно умен и непревзойденная величина в своей профессии. Он восстанавливает моральную картину преступления по фрагменту — как судмедэксперт восстанавливает картину смерти по деталям, и рассказывает преступникам их мысли и душевные движения до, во время и после совершения преступления — так страстно и такими словами, что закоренелые убийцы шарахаются от него в испуге: он идет даже дальше, чем они, в своих желаниях — а невиновные и вовсе считают его опасно больным. (В этом есть что-то и от метода добропорядочного отца Брауна, которому, чтобы раскрыть преступление, приходилось мысленно возжелать убить. Снова католицизм.)

Но помимо этого Фитц порой беззащитен, добр, тоже раним (узнав, что жена изменила ему, он готов принять ее обратно, спать с ней в одной постели, но не в силах заставить себя заняться с ней сексом). Постоянно пьет он потому, что алкоголь худо-бедно оглупляет и дает отдых его шустрому мозгу. Азартно играет — потому, что люди, их поведение и их слова — для него слишком предсказуемы, а игра может подарить ему случайность.

(Не обошлось, конечно, без вопросов — могут ли женщины в реальности любить такого типа, как Фитц, и чего они в нем нашли, мазохистки? На это Джералдин Сомервил, сыгравшая полицейскую, влюбленную в Фитца, доходчиво объясняла, что и Колтрейн здорово играет постельные сцены, и — персонаж Фитц невероятно сексуален, потому что всегда понимает ее героиню, единственный из всех мужчин, а любая женщина хочет быть понятой правильно — это заводит.)

Со всеми своими противоречиями, Фитц — типичный антигерой*.

*Антигерой — это персонаж, имеющий отрицательные личные качества, традиционно приписываемые негодяям или негероическим людям. Порой, к тому же, симпатичный. Чаще антигерои — персонажи второго плана, иногда — и главные. Кто был первым антигероем, докопаться нет никакой возможности, история драматургического сопротивления желательному общественному поведению уходит вглубь веков, но образ антигероя всегда базируется на отталкивании от принятого в данное время в обществе образа человека достойного и приятного во всех отношениях, оспаривании его.

Позже точно такой же путь — от комика в образе дурошлепа к антигерою с убойным шармом — проделывает Хью Лори. Между прочим, Колтрейн и Лори какое-то время работали в одной труппе, делали шоу Alfresco. Видимо, как из мрачных людей получаются хорошие писатели-юмористы, так из комиков — суровые антигерои. Доктор Хаус Хью Лори — неряшливо одет, небрит, жрет викодин, выпивает, играет в азартные игры, спит с проститутками, он саркастичен, неполиткорректен, неисправим, манипулятивен, невероятно умен и блестяще знает свою профессию, любит докапываться до настоящих, а не декларируемых, мотивов людей. Что-то напоминает?

Фокус с антигероями в том, что они и не должны быть очень уж приятны. Люди существа сложные, и антигерой и хорош и плох — одновременно, в равных долях. Таким образом, главный персонаж сам становится первой задачкой по психологии — как справиться со своим отношением к нему, мы вообще за или мы против? Добро или зло? И есть ли такой выбор?

Главный персонаж-антигерой вполне отвечает интересам амбивалентных сюжетов, созданных для разговора о современном социуме и морали, когда в историях главное не фактология, а психология, когда все вопросы остаются без однозначных ответов, лишь проверяют устройство мира на прочность.

Персонажи

«Как и »Prime Suspect», в котором Хелен Миррен опережает Робби Колтрейна по части международной славы, «Крэкер» преуспевает главным образом благодаря сильным сценариям и замечательному кастингу».
(New York Times Television Reviews — The Notion of Murder as the Way to a Man’s Heart)

Несмотря на всенародную любовь, немедленно настигшую «Крэкера» (Колтрейн получал BAFTA за эту роль три года подряд), сериал не был бенефисом одного актера. Работающие с Фитцем полицейские — это не группа поддержки, а равноправные в действии, яркие и сложные характеры. Все они существуют в постоянном конфликте друг в другом, каждый — одинок, терзаем своими демонами, и это еще добавляет напряженности в и без того насыщенный сериал.

Двойственное отношение автора сериала к феминизму привело к выбору на роль жены Фитца, Джудит, Барбары Флинн (выбор сделал именно Макговерн), создавшей себе репутацию ролями сильных независимых женщин. Джудит – воплощенное женское начало с его как приятными (она мать, она откровенно говорит, что любит секс, она умеет терпеть и прощать, она занята поиском отдельной от мужа и детей — себя) — так и темными сторонами (ревностное, злое отношение к другим женщинам, доходящее до жестокости, метания, бесконечные претензии, эмоции вместо логики), она почти равна Фитцу в интеллектуальном плане. (Пример сцены: Джудит, родившая позднего третьего ребенка, не может выносить его плача, наконец, склоняется к его кроватке и начинает визжать на него.)

Одна из главных сюжетных линий — отношения Фитца и сержанта Джейн Пенхалигон. Джейн (Джералдин Сомервил) — практически единственная женщина в участке, и уж тем более единственная, мечтающая стать инспектором. Помимо того, что она молода и рыжеволоса — она еще и талантливый детектив, что она все время безуспешно старается доказать своим коллегам-мужчинам. Джейн выросла с тремя братьями, так что привыкла доказывать свою состоятельность. Но ей часто приходится делать «женскую часть работы» — беседовать с родственникам погибших, сообщать плохие известия.

Джейн давно ждет повышения. Она одинока, тайно обижена на коллег, задергана. Она не может выбрать, кем ей быть — женщиной, или же стать «своим парнем». Она единственная поначалу поддерживает Фитца в его расследованиях. Джейн настойчиво оказывает Фитцу знаки внимания, пока не просыпается в его постели. Но к Фитцу внезапно возвращается его беременная жена Джудит, Фитц выбирает долг и семью, и Джейн оскорблена снова… Если Джудит — это женственность зрелая, мощная, то Джейн — это женственность хрупкая, бессознательная, это провоцирующая беззащитность.
(Пример сцены. После серии изнасилований, в процессе расследования, копы в баре говорят, что женщины могли бы избежать насилия, если бы кричали, что невозможно изнасиловать против воли, и каждая женщина втайне хочет быть изнасилованной. Они требуют, чтобы Джейн призналась, так ли это. И она говорит — «Да».)

По части женских образов «Крэкер» прямо наследует сериалу «Главный подозреваемый» — в нем Хелен Миррен сыграла женщину-инспектора, первую и единственную в отделе убийств. Она не только имеет дело с трупами, маньяками, мужским шовинизмом — она еще и очень женственна, не отказывается от личной жизни — в которой, впрочем, мужчины так же предают и унижают ее, как и коллеги по работе, а она после вскрытия заполночь бежит в магазин, чтобы приготовить мужу ужин.

Инспектор Билборо (Кристофер Экклстон) стал идеальным противником Фитца: молодой, энергичный, не терпящий советов, негласно поощряющий нарушение закона подчиненными. Он закрывает глаза на избиение подозреваемых. Он работает на результат, его дело — предъявить обвинение, и когда Фитц говорит, что они арестовали не того — Билборо игнорирует это: работа сделана. Билборо часто упрекает Джейн, что она смешивает работу и личную жизнь — но сам он занят личной жизнью не меньше — его жена беременна долгожданным ребенком, и большая часть мыслей Билборо — не о расследовании, а о доме, в расследовании он рассеян. Формально, Билборо — начальник Фитца. Вместе с Джимми Бэком они представляют худшие качества полиции — ретрограды и вообще упертые тараканы.

Джимми Бэк (Лоркан Крэнич). Агрессивный коп старой закалки, с дремучими предрассудками. Предпочитает выбивать признание кулаками. Носит усы, чтобы выглядеть мужественным и не быть похожим на гея — что заставляет Фитца заподозрить, что Бэк латентный гомосексуал. Постепенно Бэк становится одним из центральных персонажей сюжета. Однажды он не дает Фитцу поработать с арестованным и оказать ему психологическую помощь — мол, если работать на предотвращение преступлений, так потом и работы можно лишиться — и в результате становится повинен в серии убийств. В другой раз — он снова халтурно выполняет свою работу, отпустив подозреваемого без проверки его показаний. Подозреваемый убивает инспектора полиции — и Бэк погружается в черный омут вины за смерть коллеги и друга — вины, которую, впрочем, крайне оригинально выражает…

Структура

«Это вам не стандартное, сошедшее с конвейера полицейское шоу. Отнюдь не у всего есть милый и счастливый конец, но возможно, как раз это добавляет «Крэкеру» привлекательности. В конце концов, реальная жизнь тоже не всегда заканчивается счастливо. Не хотим лишить вас удовольствия от просмотра серий, но по крайней мере один из главных героев умрет, в серии, которую без сомнения можно назвать лучшей».
(Australian DVD Box Set Review)

Изначально «Крэкер» должен был стать временной заменой «Инспектора Морса» (1987-2000) — «Инспектор» ушел на покой, потом вдруг вернулся, но ITV потребовался еще один процедурал. «Замена» оказалась очень самостоятельным проектом. Как Фитц антигерой, так «Крэкер» — не продолжение, а антитеза «Инспектору».
«Инспектор» — сериал респектабельный, вполне классический и очень английский детектив, а Морс — из отряда детективов-джентльменов. Остроумие Фитца стало антидотом мрачной жалости к себе Морса и ему подобных саморефлексирующих сыщиков. Вместо степенного, ностальгического детектива — зрители получили яростный и современный. (Написав сценарий, МакГоверн позвонил на студию и сказал — ребята, знаете, а у меня вышел что-то совсем не «Инспектор Морс». — «А нам и не нужен «Морс», — ответили ему, — «расслабься». Благословенна будь за такие слова «Гранада».)

Психолог в полиции был новым персонажем на британском ТВ. В 1993 году в Великобритании как раз стали активно привлекать к работе в полиции криминальных психологов.

В сериале действуют персонажи с психотическими расстройствами самого широкого спектра, насильники, убийцы, серийные убийцы. При этом для каждого из них разработаны сложные достоверные мотивировки.
Злодеи и убийцы предстают по-человечески понятными, вообще очень человечными, и зритель вынужден жалеть их и сопереживать им. Они — не мориарти, увлеченные играми разума», а жертвы обстоятельств — на их месте, подчеркивают авторы, мог оказаться каждый.
(Колтрейн, сам сын полицейского, не удовлетворился имевшимися у него знаниями о полицейской работе, и обратился за консультацией к судебному психологу Йену Стивену. «Он хотел знать, что я сделал, где, как, почему». Позже и другие актеры сериала стали прибегать к помощи Стивена — например, Лоркан Крэнич звонил ему и спрашивал, как выглядит паническая атака, как ее правильно изобразить? «Приятно снова поговорить с реальными людьми», — говорил потом Стивен в интервью, и спохватывался, — «Разумеется, они актеры, но они выглядят реальными людьми по сравнению с теми, с кем я обычно говорю… по крайней мере, они знают, что играют». )

Злодеи — несчастны, полиция — слишком агрессивна, цинична и работает для галочки. Сериал много критиковали за смакование насилия. Злодеи — несчастны, полиция — слишком агрессивна, цинична и работает для галочки. Сериал много критиковали за смакование насилия. Но за каждым преступлением в нем всегда следует возмездие. Каждому жизнь (руками авторов сериала) воздает по грехам его. Да, мы сострадаем преступникам и проникаем в тонкий духовный мир убийц. Но никогда не встаем на их сторону – потому как едва мы прониклись сочувствием к преступнику, нам немедленно демонстрируют очень жесткие сцены страдания родственников и близких жертв, зачитывают физиологичные, слишком подробные отчеты судмедэксперта. Непременные последствия преступления — непереносимая вина, горе, страх, крах всей жизни, а для лишенных нравственных терзаний – тюрьма, смерть.
Начавшись как детектив, чем дальше, тем больше сериал продвигался по линии исследований сознания и подсознания — и не только поведения собственно преступников, но и спектра психологических реакций сотрудников полиции на расследуемые преступления.
Полицейских от преступников, психически здоровых от скорбных главой отделяет лишь тонкая, всё истончающаяся грань — в ряде сюжетов полицейские сами становятся преступниками или жертвами преступлений.

Объединение полиции с консультантом-психологом дало потенциал для объединения традиционных схем с относительно новыми. В 1991 году Линда Ла Планте в Prime Suspect уже сместила нарративный фокус, заявив подозреваемого с самого начала и сосредоточившись не на обнаружении преступника, а на попытках его расколоть (make him crack). В «Крэкере» главный вопрос детективов — «кто убийца?» (whodunnit?) — отходит на второй план по сравнению с «но почему?»
(Кстати же, в «Докторе Хаусе» психологический рисунок персонажей, их отношения друг с другом, с жизнью и смертью, тоже являются основной частью, в то время как детективное расследование причин болезни и ее обнаружение — второстепенны.)

Часть серий структурированы по принципу, использованному и в «Коломбо»: серия начинается с того, что мы видим, как совершается преступление — это тоже работало на уход от главной приманки телевизионных крайм драм — «кто убийца?». И в «Коломбо», и в «Крэкере» главный герой скрывает острый ум и внимание к деталям за непрезентабельной, недотепистой внешностью. Однако, если Коломбо всякий раз блестяще раскрывает преступление, как и положено в детективах, Фитц — еще и совершает роковые ошибки (а вот это уже такое новаторство, на которое по сей день осмелится мало кто из авторов процедуралов — ведь «хорошие» должны победить «плохих», добро восторжествовать и вообще все обязано проясниться).

Драматический эпицентр «Крэкера» — не преследование, поимка подозреваемого и даже не само преступление, а сцены допроса, что парадоксально для телевизионной драмы. Пустая комната, в которой два персонажа вовлечены в интеллектуальный армрестлинг на протяжении долгих минут. То самое труднодостижимое в кино, всегда показывающее уровень мастерства — «два актера и стенка». Это скорее театр, чем телевидение. Где же действие? Его заменяет режиссура — долгие планы, детально проработанные панорамные съемки, замедленное наведение, фокусировка, очень крупные планы, быстрая смена ракурсов, перемещение актеров на площадке. Но главное — напряженность диалогов МакГоверна и игра Колтрейна. С приглашенными звездами уровня Роберта Карлайла, Дэвида Калдера, Кристофера Фулфорда, Сюзан Линч и Лиама Каннингема эти «скучные» сцены смотреть азартней, чем жесткий кровавый бокс.

В сюжете встречаются и элементы мелодрамы, мыльных опер (как и в том же «Хаусе») — личным отношениям героев в каждой серии отводится не меньше времени, чем расследованию.

Благодаря активной гражданской позиции МакГоверна, в сериале представлен весь спектр актуальных проблем тогдашней Англии. Некоторые сюжеты базируются на реальных событиях — таких, как трагедия Хиллсборо*. МакГоверн создает тяжелые, мрачные истории, множественные вариации своей любимой темы — вины и расплаты, искупления.

*Трагедия Хиллсборо — давка на стадионе «Хиллсборо» в Шеффилде, произошедшая 15 апреля 1989 года. В результате неграмотных действий полиции насмерть были задавлены 96 болельщиков клуба «Ливерпуль» (766 получили ранения) на полуфинальном матче Кубка Англии по футболу между клубами «Ноттингем Форест» и «Ливерпуль». Число жертв и пострадавших могло бы быть значительно меньше, если бы на стадион были пропущены кареты скорой помощи, однако полиция не допустила их. Спустя четыре дня после трагедии бульварная газета The Sun опубликовала на первой полосе «сенсационный» репортаж под заголовком The Truth («Правда»), в котором утверждалось, что:

1. В гибели болельщиков виноваты пьяные фанаты «Ливерпуля», прорвавшиеся в заполненный сектор;
2. Болельщики «Ливерпуля» мочились на полицейских, пожарных, а также на тела своих погибших товарищей и мародёрствовали, обчищая им карманы;
3. Фанаты избивали полицейских, делавших искусственное дыхание пострадавшим.

Несмотря на то, что документальными свидетельствами эти утверждения были опровергнуты, редакция отказалась приносить свои извинения. Борьба против газеты ведётся до сих пор. ( http://ru.wikipedia.org/)

Каждый сюжет развивается на протяжении двух-трех серий. Серия идет в среднем 50 минут. Всего сезонов вышло три — в первом 7 серий, во втором 9, в третьем 7. Еще один эпизод, «Белый призрак» , был снят в 1996, и один спешиал «Nine Eleven» — в 2006. ( Британские сериалы стилистически и по сей день сильно отличаются от американских, и по картинке, и по скорости монтажа. Кроме того, для британских сериалов короткие сезоны по три, четыре, шесть серий — или любого другого, даже и нечетного количества — совершенно обычное явление. В «Инспекторе Морсе» в первом сезоне — три серии, в восьмом — одна, в девятом — одна, то же в 10, 11 и 12-м. В первом Prime Suspect — четыре серии, во втором — две, и т.д.)

К третьему сезону МакГоверн ушел с сериала, и место сценариста занят Пол Эббот. Спешиал снова писал МакГоверн, но несмотря на то, что публика и критики скучали по «Крэкеру», по общему мнению, эпизод получился так себе. Впоследствии была сделана попытка снять американский римейк — он провалился с треском.
В России сериал был показан по каналу «ОРТ» в 1995 и на «ТНТ» в начале 2000 г., под названием «Метод Крекера».

Антигерои: Массовый артхаус

«Покажите мне человека, и я покажу вам потенциального убийцу, потенциального насильника. Я и сам такой, ради всего святого».
(Эдвард «Фитц» Фитцджералд)

Антигерой — это наша тень (в терминологии Юнга), наша обратная сторона Луны, то, чего мы боимся, наша вина, отвращение, тайные мысли. По крайней мере, изначально антигерой возник из тьмы хаоса как антитеза герою, добро/зло — он представлял отрицательную часть героя, отделившуюся от него и гуляющую самостоятельно, в отдельном теле («антагонист»). Персонифицированное зло, пример «нельзя вести себя так».

Тема антигероя одновременно и очень взрослая, и очень детская. Детям свойственно делить мир на черное и белое, людей на хороших-хороших и плохих-плохих, а представление о человеке как сложной структуре с трудноопределимой полярностью появляется уже у зрелой личности.

От прямого противопоставления быстро дошло дело до противопоставления сложного. (Уже были освоены трансформации — хороший стал плохим, плохой хорошим. Плохой, который становится суперхорошим — вероятно, этот ход был освоен все-таки с христианством.)

Зло стало привлекательным, романтическим, но все еще оставалось однозначно темным. Стали появляться антигерои злые — но притом обаятельные. (Например, притягательность образа вампира.)

В этом есть парадокс (в том случае, если становиться на точку зрения пост-фрейдовской ветви психологии), но именно антигерои стали пользоваться особой любовью публики. Может быть, потому что, как говорят психологи (часть из них) — истории об убийцах и насильниках дают возможность подсознательно «накормить» тень, не признавая ее существования. Или — для личности важно научиться знать свою тень и уметь жить с нею.
Может, приятно отпустить ее попастись на травке, и в этом есть терапевтический эффект. Это побег и свобода. Или это просто детский праздник непослушания.
Зритель, подключаясь к коллективному бессознательному, временно интеллектуально молодеет. (Фрейд писал о подобном «омоложении» человека в толпе, когда люди начинают руководствоваться не интеллектуальными надстройками, а базовыми инстинктами.) Детям более, чем взрослым, свойственно идентифицировать себя не только с жертвой, но и с источником насилия. «Все мое детство, например, прошло в игре в Фантомаса. Именно в Фантомаса с зеленой физиономией из одноименного французского фильма, а не в журналиста Фандора, который эту рептилию выслеживает. Западные подростки 80-х с удовольствием играли в Фредди Крюгера. В этом плане во всех жестоких подростковых сериалах («Пятница,13″, тот же «Кошмар на улице Вязов») идентификация у подростковой аудитории двойная: как взрослые, они переживают за того, на кого насилие направлено, как дети — переживают за сам источник насилия». (Ю. Арабов, «Кинематограф и теория восприятия»).

Так или иначе, но идея о привлекательности зла была многообразно отыграна, протагонисты и антагонисты стали обмениваться качествами в самых разных пропорциях, вплоть до полной неузнаваемости.

К моменту появления в кино жанра «нуар» (кстати же, мифологические супергерои, супермены и т.д. как раз появились немного раньше нуара, как тезис перед антитезисом) — идея получила новое развитие: теперь больше не было хороших, а все герои фильма были полным дерьмом, просто по сравнению друг с другом кто-нибудь оказывался малость получше. Заметим, в «Крэкере» Фитц держит в кабинете портрет Хэмфри Богарта, ассоциирует себя с ним, в одном из диалогов вспоминает фильм «Ангелы с грязными лицами» и подражает Джеймсу Кэгни. Лишь социализация и страх, утверждает Фитц, удерживают его и миллионы других людей от того, чтобы идти на поводу у худших инстинктов.

Затем в кино снова стали появляться яркие образы антигероев, по сравнению с общим потоком — в не самых больших количествах. Тут можно вспомнить и Грязного Гарри, и Дракулу, и Ганнибала Лектера, да даже и Терминатора… Антигерои начали становиться культовыми.

«Крэкер» одним из первых показывает новый виток развития образа антигероя, его восприятия публикой — похоже, мы следуем этим курсом и посейчас. Антигерои растеряли романтический флер. В последние годы на телевидение пришла новая волна увлечения антигероями — это и мать-ехидна из Weeds, и наркоман доктор Хаус, и обаятельный серийный убийца Декстер, и герой Breaking bad, и… и т.д., и т.п. В отличие от Грязного Гарри и тому подобных вышеперечисленных — эти новые антигерои-герои — обыденны. Можно сказать, они повзрослели. Они обременены семьями, подгузниками, подробностями быта, иногда они даже жалки. То есть — они сошли с Олимпа и оказались такими, как мы.

Но, очевидно, привлекательности своей не растеряли. Возможно, если прежние антигерои появлялись благодаря детским устремлениям, то нынешние — это тоска по взрослому. И дело даже не в том, что он обладает всяческими недостатками, курит, пьет и колется, в пику всеобщему увлечению ЗОЖ, и хамит в пику доставшей политкорректности; хотя и это всё приятно. Дело в том, что несмотря на это — он еще и кой-чего умеет, и умеет хорошо. Он немал и мерзок как мы», а — «мал и мерзок как мы, но зато!..» Это, скорее, возвышающая идея, чем призывы к анархии.

Большое кино между тем становится все более «детским». Простые сюжеты, повторы, сказки, засилие супергероев. В это время на малом телевизионном экране процветает герой мрачноватый, недобрый и неделикатный, бука и аутсайдер. Одновременно присутствует и обратный ход, всегда есть другая сторона медали: новые комиксоиды — «Железный Человек», Нолановский «Бэтмен» — уже не особо героичны, а порой и антигероичны.

«Мы хотим стимулировать людей ломать привычные рамки. Мы хотим представить зрителям непредсказуемый материал, который остановит превращение телевизора в обои,» — говорил Габ Нил. Макговерн же утверждал, что никаким активистам не снилась та свобода слова, что у него была при работе на мыльной опере Brookside: ”У меня куда больше возможностей представить альтернативное общество, чем у левацких драматургов”. (Джимми Макговерн, интервью Гардиан», 1986 г.)

Сейчас много говорят о застое в кино — и ренессансе жанра сериала: в сериалы идут лучшие актеры, режиссеры, авторы. Этот процесс начался не сегодня, шел волнообразно. В Британии где-то начиная с 50-х появлялись образцы жанра сегодня уже признанные классикой. Расцвет сериального дела пришелся на 60-70-е. 80-е — торжество коммерции и менеджмента и, как следствие, ухудшение качества. Новая волна качественных сериалов возникла в 90-е, а теперь в 2000-х мы наблюдаем новейшую волну.

За эти годы неоднократно было доказано, что широкая публика вполне в состоянии любить умный продукт. (См. цитату, открывающую текст. Отечественным кинодеятелям и вовсе стоило бы ее распечатать и расклеить повсюду на уровне глаз.) И пока снобы считали, что серьезный драматический сюжет, умные диалоги с цитатами, аллюзиями, намеками и остротами, новаторство — недоступны пониманию массовой аудитории, и существуют только в «кино не для всех», а к сериалам и вовсе относились свысока, телевидение, являясь даже более массовым видом зрелища, чем большое кино, более «примитивным» — подкралось к артхаусу гораздо ближе, ухитрившись стать своего рода массовой оппозицией массовым зрелищам.

Использованные материалы

Неофициальный гид по «Крэкеру» — http://www.crackertv.co.uk
Антагонист как темный двойник героя», Кэролин Кауфман,
доктор психологических наук, консультант студий Constantin Film и Miramax — http://www.cinemotionlab.com/think/76?from=subscribe
The definitive guide to Britain’s film and TV history — http://www.screenonline.org.uk/tv/id/493212/
Марк Дагуйад «Encyclopedia of Television» (BFI 2004)
Стивен Кук The Real Cracker: Investigation Of Criminal Mind (2001)

Приложение. Лучшие серии

Сумасшедшая на чердаке / THE MAD WOMAN IN THE ATTIC — сезон 1, серии 1-2
(сценарист Джимми МакГоверн, режиссер Майкл Уинтерботтом)

В купе поезда найден труп девушки, искромсанной бритвой. Волосы на ее лобке выбриты. Сумасшедший серийный убийца с бритвою в руке бродит по поездам. Главным подозреваемым становится мужчина, найденный в беспамятстве на железнодорожной обочине, окровавленный — кровь принадлежит убитой девушке.

У него амнезия. Врачи не находят для нее физиологических причин. Подозреваемый утверждает, что не помнит не только девушки и поезда, но и кто он, как его зовут, всей своей жизни.

Поскольку Фитц знал девушку, ее родители просят его вмешаться в расследование. Фитц уверен, что подозреваемый притворяется, и оказывает на него жесткое психологическое давление. Подозреваемый и сам не уверен, что не совершал убийства. Постепенно он начинает убеждаться, что — совершил.

Подозреваемого показывают по ТВ, в надежде, что кто-то его опознает. В полицию поступает звонок от женщины, которая говорит, что она уже много лет как жена этого мужчины. Фитц и подозреваемый едут к ней. Подозреваемый радуется, что не одинок и любим. Приехав, обнаруживают, что женщина соврала ради внимания прессы.

В полицию звонит человек, представившийся католическим священником, и рассказывает, что подозреваемый признался ему на исповеди в убийстве. Указывает на местоположение еще одного трупа.

В конце концов, выясняется, что убийца — как раз этот звонивший, а бывший подозреваемый — монах, отправившийся из монастыря в увольнительную, мир посмотреть. Фитц провожает его до ворот обители, и монах говорит ему: «Я ушел из монастыря посмотреть на мир, и я его увидел. Оставьте его себе».

Вся серия посвящена теме «я» — что составляет сущность человека, что есть я, что — не я, где граница между ними. Эта тема подкреплена даже мимолетным эпизодом из практики Фитца — его клиент произносит мутный и путаный диалог на тему «я есть, меня нет».

И труп, и кровь — все снято натуралисточно-обыденно до тошноты — черный мешок, запотевший от влаги (тело, завернутое в пластик, напоминает об обнаружении трупа Лоры Палмер), сырые рельсы, забрызганное запекшейся кровью купе. Откровенная до стыда сцена опознания матерью трупа дочери. И вся эта мрачная печаль — в обрамлении бесконечной Summertime, — где living is easy — где-нибудь, когда-нибудь, но не с нами и не сейчас.

Самые интересные сцены этой двухчастной истории — это сцены взаимодействия подозреваемого Томаса Фрэнсиса Келли и Фитца — их бесконечные, мучительные диалоги, с прессингом и исповедальностью.

Однажды лемминг полетит / ONE DAY A LEMMING WILL FLY — сезон 1, серии 6-7
(Сценарий — Джимми МакГоверн, режиссер — Саймон Келлан Джонс)

14-летний Тим ушел из дома вечером и не вернулся. Он жил с матерью, а должен был навестить отца. Тело Тима находят повешенным в парке. Несмотря на то, что у парня было много оснований для самоубийства — он был больше похож на девочку, чем на мальчика, и в школе его травили — полиция уверена, что это убийство. Подозрение падает на школьного учителя, Найджела Кэссиди — Фитц подозревает, что Найджел — гей.

В это время у Фитца проблемы в семье. Он не может простить Джудит, что во время их ссоры та изменила ему.

И полиция, и Фитц обвиняют Найджела в убийстве Тима. Найджел пытается покончить с собой. Фитц добивается от него признания. Он говорит Найджелу — ты убил ребенка, это очень тяжело — признайся, и я разделю твою ношу. Найджел признается, дело закрывают.

В финале Фитц приходит в камеру к Найджелу. Найджел сообщает ему, что на самом деле невиновен. Тим хотел ему понравиться, надел парадную майку и вечером пришел к учителю домой. Найджел испугался и выставил его. Тима убили. Найджел чувствует себя виноватым — надо было его оставить, поговорить, и Тим был бы жив. Фитц требует, чтобы Найджел немедленно рассказал полиции правду — ведь настоящий убийца все еще не пойман, и может убить снова. Да, говорит Найджел, я и хочу, чтобы он убил снова. Вы ошиблись — и вы будете виноваты в смерти ребенка. Вы хотели разделить со мной мою ношу — вот она.

Фитц требует от Билборо продолжения расследования — но Билборо отказывается: преступник пойман, прессе сообщили, негодующей общественности отчитались — а дальше не наше дело, пусть прокурор работает.

Первый сезон детективного сериала заканчивается тем, что в преступлении обвинен невиновный, а кто был настоящим убийцей — мы так никогда и не узнаем (!). И вместо того, чтобы забросать авторов тухлыми яйцами, публика даже после такого нетрадиционного хода продолжила смотреть сериал, рейтинги не упали.

Сам Макговерн не был доволен «Леммингом». Сценарий писался им в спешке, после того, как был отвергнут сценарий другого автора. Но, возможно, именно короткий дедлайн стал причиной появления одной из самых напряженных историй сериала, и отваги автора, осмелившегося глубоко и полностью подорвать доверие к своему герою. О систему правосудия в этих сериях попросту тщательно вытерли ноги.

Во втором сезоне (1994) сериал был продлен до девяти эпизодов — три истории, каждая на три серии.

Быть кем-то / TO BE A SOMEBODY — сезон 2, серии 1-3
(Сценарий — Джимми МакГоверн, режиссер Тим Файвелл)

У рабочего завода Алби умирает от рака отец — честный труженик, воевавший за страну, всю жизнь работавший, но ничего хорошего так и не наработавший. Алби и его отец были футбольными болельщиками — но перестали ходить на матчи после трагедии на Хиллсборо.

Похоронив отца, Алби ненавидит весь мир. Когда он идет с работы домой, одна из двух имеющихся в районе лавок оказывается закрыта, а во второй, принадлежащей пакистанцу, газеты стоят на четыре пенса дороже. Пакистанец отказывается простить Алби четыре пенса в долг. Алби идет домой, бреет голову, берет отцовский штык, возвращается и вспарывает пакистанцу живот: «Ты обошелся со мной как с дерьмом — и я веду себя как дерьмо». Дома он достает 96 спичек, одну сжигает: он собирается убить ровно 96 человек в память о погибших на Хиллсборо.

Эта история — одна из самых мощных, и одна из самых жестких. «Быть кем-то» принесла окончательное заслуженное признание «Крэкеру» — и повлияла на карьеру Роберта Карлайла, сыгравшего роль Алби.

МакГоверн всегда принимал особо близко к сердцу трагедию в Хиллсборо — и впоследствии снял о ней еще и докудраму. История балансирует между сочувствием и пониманием Алби и его мучений, и пониманием ужасных последствий его преступления, и напичкана социалкой: это и отношения полиции и общества, и расслоение на классы, и скинхэды, и футбольные фанаты, и разница между ними, и обиженность простых рабочих, коренных жителей, на успехи эмигрантов.

В истории также запускается важная для сериала сюжетная линия: третьей жертвой Алби становится Билборо. Незадолго до этого Бэк уже разговаривал с Алби, счел его невиновным и отпустил, даже не проверив его показания — и в результате стал виновен в смерти друга и коллеги.

Мужчины тоже плачут / MEN SHOULD WEEP — Сезон 2, серии 7-9
(сценарий Джимми МакГоверн, режиссер Джейн Стюарт Jean Stewart)

Серийный насильник — черный — насилует белых женщин, после чего расчесывает их и купает, уничтожая улики. Женщинам стыдно признаваться полиции — и мужьям.

У Фитца возникли романтические отношения с Пенхалигон — Джудит ушла от него и собирается разводиться. Внезапно Джудит возвращается — и сообщает, что беременна. Фитц прекращает отношения с Пенхалигон.

Вместо погибшего Билборо назначен инспектор Вайз (Рики Томлинсон), более опытный и уверенный. Вайз, Фитц и Пенхалигон начинают работать в более тесном сотрудничестве. Бэк попадает в своего рода изоляцию, он страдает тяжелым чувством вины за смерть Билборо.

Пенхалигон насилует мужчина в маске. Ей приходиться рассказать об этом в участке. Но насильник на этот раз — белый.
Пенхалигон узнает, что ее изнасиловал Бэк. Начальство и коллеги ей не верят, Бэк все отрицает, доказательств нет. Пенхалигон идет домой к Бэку.

Сезон заканчивается на том, что Джейн сует пистолет в рот насильника и приказывает «сосать». Черный экран.

Как только стала известна тема серии — черный насилует белых женщин — в обществе начались волнения и обвинения авторов и редакторов программного вещания в фашизме. МакГоверн посоветовал всем подождать и сперва посмотреть всю историю целиком.

Линия Бэк-Пенхалигон абсолютно перевешивает детективное расследование. Сериал уже вышел из берегов, стал частью реальной жизни, порождая в обществе бурные дискуссии. Его анализировали, им были встревожены.

Второй сезон авторы обрывают, оставляя фанатов мучиться от любопытства — выстрелит Пенхалигон или нет? (А вы бы выстрелили?)

Помимо натуралистичной и тяжелой сцены изнасилования Пенхалигон — и ее реакции на изнасилование (Сомервил долго готовилась к этим сценам, придумав решение – Джейн трудно говорить, и первое время это практически роль без слов), все три серии под завязку набиты интересными с точки зрения психологии взаимодействиями. Это и каждый контакт Джудит и Пенхалигон (Джудит считает, что и поделом ее изнасиловали — нечего спать с чужими мужьями). И то, как Пенхалигон приходит к пониманию, что насильник — ее коллега. Вся эта история — одна из лучших сюжетных линий в сериале.

Братская любовь / BROTHERLY LOVE — сезон 3, серии 1-3
(сценарий — Джимми МакГоверн, режиссер Рой Баттерсби Roy Battersby)

В третьем сезоне линия Бэка продолжает развиваться и занимает центральное место в первой истории, «Братская любовь».
Прошло четыре месяца с событий «Мужчины тоже плачут». Бэк выздоравливает в психиатрической клинике от «эмоциональных проблем». Фитц пытается заставить его признаться в изнасиловании Пенхалигон — но Бэк продолжает отрицать свою причастность.
Фитц получает известие о смерти матери, с которой он редко общался, и встречается со своим братом Дэнни.

Дэвид Харви, добрый католик, отец семейства и брат священника, посещает проституток, требуя, чтобы они изображали для него Ширли Темпл. Только после этого у него встает на жену — его заводит невинность.

Проститутка, с которой он провел вечер, убита. Дэвида арестовывают — но пока он находится в полиции, убивают еще одну проститутку, почерк тот же. Вторую проститутку убила жена Дэвида — но она берет на себя и первое убийство — кому-то же надо остаться не в тюрьме, а дома, воспитывать детей. Полиция вынуждена отпустить Дэвида.

Бэк — в полном эмоциональном раздрае, он решает совершить правосудие по-бэковски. Он похищает Харви и собирается убить его и себя. К Бэку успевают подъехать Фитц и Пенхалигон — чтобы услышать признание. Бэк объясняет, почему он «нечаянно» изнасиловал Джейн. А затем прыгает с крыши, утягивая за собой Харви.

Это последняя история, написанная МакГоверном. Здесь, как и в ряде других серий «Крэкера», католицизм связан с насилием. (МакГоверн воспитывался набожным католиком.)

К этому времени уже окончательно понятно, что характеры главных персонажей много интересней, чем детективные истории. Сериал от крайм драмы поднялся до уровня эпической трагедии.

Best Boys
(Сценарий Пол Эббот, режиссер Чарлз Макдугал)

17-летний детдомовский Билл, сбежав из приюта, вламывается ночью на фабрику, на которой работает. Его находит прораб Стюарт Грейди, и позволяет мальчику переночевать у него в квартире на полу. Между ними возникает симпатия не только дружеского свойства — но остается в рамках платонической. Когда квартирная хозяйка миссис Франклин поутру обнаруживает Билла в квартире Грейди, она решает, что это мальчик по вызову, и угрожает позвонить в полицию. Видя, как это расстроило Грейди, Билл нападает на миссис Франклин с ножом и пытается убить ее, но только ранит. Грейди вынужден нанести роковой удар, чтобы спасти нового друга от тюрьмы. Муж миссис Франклин находит тело жены, и его обвиняют в ее убийстве. Когда полиция допрашивает Грейди, тот говорит, что Билл его сын. Фитц приходит к выводу, что мистер Франклин не способен на убийство, и что они ищут двух убийц, слабую женщину и сильного мужчину.

В магазине Билл встречает пару, которые были его приемными родителями, когда ему было семь лет. Когда его взяли в эту семью, он был счастлив, но его новая мама вдруг забеременела, и семья решила, что при родном сыне приемыш им не нужен. Билл следит за ними. Его бывшая приемная мать в панике звонит социальному работнику Йену Макверри, тот пытается забрать Билла в приют, но Грейди ему не позволяет. Разъяренный тем, что Макверри встал между ним и его приемной семьей, Билл с помощью Грейди убивает Макверри. Фитц приходит к выводу, что убийство похоже на убийство миссис Франклин.

Грейди задерживает полиция, Биллу удается сбежать. Билл берет в заложники свою бывшую приемную мать и ее ребенка и требует освободить Грейди. Грейди уговаривает Билла сдаться, но прежде чем тот успевает это сделать, его убивает полицейский снайпер.

Пол Эббот отработал 2-й сезон «Крэкера» в качестве продюсера. Его приход на место сценариста означал перемену в темпе и тональности.

Как и Макговерн, Пол Эббот родился в большой рабочей семье на севере Англии, но если семья Макговерна была вполне обычной, то детство Эббота было жутким. Его мать ушла из дома, бросив десятерых детей на отца-алкоголика (этот жизненный опыт нашел отражение в комедийном сериале Shameless). В 11 лет Пола изнасиловали, что привело к нервному срыву и попытке суицида, после которой он попал в психиатрическую клинику. Это стало переломным моментом в его жизни, по выходе из клиники он нашел себе приемных родителей, начал учиться, принялся писать, проучился 2 года в Манчестерском университете на психолога, но бросил после того, как радио Би-Би-Си приняло к постановке его пьесу. Через два года он стал работать редактором, а затем и сценаристом на Коронейшн-стрит.

Внешне сценарий Best Boys – озлобленный мужчина встречает импульсивного, горячего, проблемного юнца, и они начинают убивать ради удовольствия – напоминает переработку МакГоверновской истории «Сказать я тебя люблю», с заменой гетеросексуальной пары на взрослого мужчину (Лиам Каннингем) и семнадцатилетнего юношу (Джон Симм). Эббот признает эту параллель, заставляя Фитца сперва предположить, что убийцами могут быть мужчина и женщина. Но затем недвусмысленно дистанцирует свою историю от макговерновской: Фитц объясняет полицейским, что «мы ищем не Бонни и Клайда». И хотя первая история Эббота завершает некоторые линии из предыдущих серий, тем не менее, видно, что это работа другого автора. Отношения между Биллом и Грейди выстроены нежно и двусмысленно — то ли любовники, то ли отец и сын.

В первой серии завершается одна из главных линий Бэк-Пенхалигон. Серия начинается с похорон Джимми Бэка. «Я бы хотела, чтобы он сгорел», — говорит Пенхалигон, — «я была разочарована, услышав, что его закопают».

Фитц Эббота более домашний, он кормит своего новорожденного сына из бутылочки на месте преступления и шутит, что тот «должен был стать маленьким чудом, спасшим их брак» во время очередной ссоры из-за денег с Джудит. Он пытается наладить отношения со старшим сыном Марком. (Это становится завязкой линии с похищением Марка, разыгранной в следующих сериях. В сцене допроса Дженис в истории True Romance, возможно, не самой лучшей, но уж наверняка одной из самых эмоциональных в сериале, Фитц в отчаянии говорит Дженис – «Сейчас я готов за него умереть. Я готов умереть за свою семью».)

Барбара Флинн после «Крэкера» снялась в целом ряде значительных костюмных драм — «Жены и дочери» (1999), «Сага о Форсайтах» (2002), «Крэнфорд» (2007-2009)

Джералдин Сомервил после «Крэкера» снялась в: «Госфорд парк» (2001), «Гарри Поттер и философский камень» (2001), «Гарри Поттер и секретная комната» (2002), «Гарри Поттер и узник Азкабана» (2004), «Гарри Поттер и кубок огня» (2005), «Гарри Поттер и орден Феникса» (2007), «Гарри Поттер и принц-полукровка» (2009), «Гарри Поттер и дары смерти» (2010-2011) — если кто не узнал, она играла Лили Поттер. Также ее можно видеть в сериале «Survivors» (2008-)

Лоркан Крэнич после «Крэкера» снялся в сериалах: The Bill (с 1993 по 2006), «Рим» (2005–2007), «Последний детектив» (2007), «Waking the Dead» (2008), трех эпизодах 7 сезона «The Clinic», «Law & Order: UK» (2010), Silent Witness (2011)

Кристофер Экклстон после «Крэкера» снялся в: «Хиллсборо» (1996), «Джуд» (1996), «Елизавета» (1998), «Угнать за 60 секунд» (2000), «Другие» (2001), «28 дней спустя» (2002), играл доктора Кто в 2005-м и Клода в «Героях» в 2007-м.

Роберт Карлайл после «Крэкера» снялся в: «Trainspotting» (1996), The Full Monty (1997), «The World Is Not Enough» (1999), The Beach (2000), The Last Enemy (2008), SGU Stargate Universe (2009-2011)

Кристофер Фулфорд после «Крэкера» снялся в: «Миллионах» Бойла (2004), «Сенсация» (2006), множестве сериалов — «Главном подозреваемом», «Безмолвном свидетеле», «Чисто английских убийствах», «Воскрешая мертвых», «Законе Мерфи», «Последнем враге», «Выживших» и «Уайтчепеле».

Лиам Каннингем — в «Лиге Джентельменов Апокалипсиса” (2005), “Завтраке на Плутоне» (2005), «Ветер, что колышет ячмень» (2006), «Голод» (2008), «Центурион» (2010), сейчас его можно увидеть в сериале Outcasts (2011)

Джон Симм в «Крэкере» совсем молоденький, а теперь он известен по State of Play (2003) и Life on Mars (2006-2007), Doctor Who (2007-2010) и Mad Dogs (2011)


Pinterest
VKontakte

32 комментария

  • Очень уж много… Подходит скорее для страницы «О сериале» отдельного сайта.

    Но то что прочитал понравилось, пошел искать на просторах тырнета.

  • помню его и очень ценю,действительно классный сериал. Для меня это классика британского сериала наряду с Prime Suspect. но очень уж темный и мрачный, такой залпом все 20 с чем-то серий не посмотришь.

  • Первая мысль была: «О, это ж Хагрид!»)
    Пойду качать

  • ОМГ, это что их диплом? Или диссертация?

  • Робби Колтрейн у меня больше всего ассоциируется с «Монашками в бегах»)

  • Зачем столько много букв?

  • Бред какой то, зачем такая большая и бесполезная статья? Могли бы раза в три сократить.

  • постарайтесь уж как-то не оставлять комментарии в духе «многа букафф». сделайте вид, что у нас тут интеллигентная аудитория

    • аудитория интелегентная, но можно было бы разбить на части. сразу все и правда сложно прочесть.
      статья может и нужная, но уж сильно устаешь да и «краткость сестра таланта»

    • На самом деле чертовски эпичное творение. Редкий интеллигент «долетит» до середины текста.

  • Это прихоти автора…, а статья отличная. Спасибо! Если кто-то нашел на просторах, поделитесь ссылкой.

    • на нашем рутрекере есть этот сериал. назывется Метод Крекера.

      • thanks!

        • только там 4 основных сезона. спец. серий нет(

  • длинная и бессвязная ахинея, афтору стоит научиться самовыражаться короче

    karlan1488
  • и у этого римейк продержавшийся сезон на АВС был, тянет же американцев переделки британские делать в основном безуспешно

  • Отличный обзор, побольше бы таких. И чем подробней и длинней тем лучше, кто читать умеет, с удовольствием прочитает.

  • Один из лучших сериалов всех времён и народов. Очень рада, что на свете существуют ещё его поклонники, кроме меня. Было бы интересно, если бы хотя бы один абзац был посвящён азиатскому «Белому призраку» (1996) — всё же он сильно выбивается из общего ряда. И очень жаль что на просторах рунета отсутствует фильм 2006 года — «911″, хотелось бы увидеть собственными глазами.

  • Статья сильно большая, в начале хоть бы дали, общее описание сюжета. Потом бы уже каждый решал бы читать дальше или нет.

  • eternity, на рутрекере присутствует 911, просто не отдельной раздачей а в паке (ссылку публиковать не буду т.к. это вроде как запрещено)

    • Ссылку в личку, пожалуйста. Ибо я не вижу раздачи в упор

  • хаха, совсем обленились, прочитать им сложно. Не так уж много тут. Сериал уже скачал

  • Спасибо за статью, смотреть сериал не буду.
    В абзаце, начинающемся со слов «Злодеи – несчастны», первые два предложения напечатаны дважды. Hill Street Blues — не Марка Фроста, а Стивена Бочко. Смотрел с полторы сотни серий The Bill (98-99 и 02-03 гг.) — название «Вне закона» никак не подходит; в России шёл под названиями «Фараоны» (ЦТ) и «По закону» (ТВЦ). На ТНТ Cracker шёл под названием «Доктор Фитц» (на ОРТ — «Метод Крекера»). Лоркан Крэнич снимался в The Bill не с 1993 по 2006, а в 1993 (в одной серии), в 1996 (в одной серии) и в 2006 (периодически) — в трёх разных ролях.

  • «сделайте вид, что у нас тут интеллигентная аудитория»
    зачем)
    избегала смотреть этот сериал, но такой объемный текст кого хочешь переубедит)

  • Глупый вопрос. А может и риторический. Если сериал такой успешный, почему же так мало серий? Неужели продюсеры не погнались на наживой и позволили создателям логично закончить повествование? Или какая-то другая причина?

    • Вы наверное Крекера с Баффи перепутали )

    • Вы бы статью хотябы до середины прочитали. Создатель сериала — человек с активной гражданской позицией.

  • http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1928050

    «Special Extended Episode 1996: White Ghost
    Special Extended Episode 2006: A New Terror (Nine Eleven)» (c)

    • Видимо Вы даже не пробовали скачать этот торрент. Там есть, только то что написано зелёными буквами. А 911 — серыми

  • Большое спасибо авторам статьи за исчерпывающую информацию.
    (По поводу комментариев «многобукав»: не нравится-не читайте! )

  • После просмотра сериала читается куда приятственнее, нежели до того.
    Зато начал смотреть этот шедевр исключительно благодаря этой статье

Оставить комментарий

Примечание: Если Вы хотите добавить аватар к своему комментарию, воспользуйтесь Gravatar. Просто зарегистрируйтесь там с тем же e-mail, который вы используете в комментариях. А также, Вы можете использовать такие тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>