19 января 2013

Прощание с Fringe. Часть 1

fringe_finale_poster_600

Безумный ученый, его гениальный сын и благородный агент ФБР образовали крепкую семью в самом сердце фантастической драмы Fox , которая под руководством титана сай-фая Дж. Дж. Абрамса пережила пять сезонов низких рейтингов, захватывающих поворотов и сюжетов, в буквальном смысле рассказавших нам историю вселенной, а если точнее, вселенных. И все это завершится сегодня.

TVGuide пообщался со звездами сериала Джоном Ноублом (Доктор Уолтер Бишоп), Джошуа Джексоном (Питер Бишоп), Анной Торв (Оливия Данэм), Джесикой Николь (Астрид Фарнсворт), Лэнсом Реддиком (Филлип Бройлз), Блэр Браун (Нина Шарп), Марком Вэлли (Джон Скотт), создателем сериала Дж. Дж. Абрамсом, исполнительными продюсерами Джоэлом Вайманом, Джеффом Пинкнером и Брайаном Берком, президентом Warner Bros. Питером Ротом и главой Fox Кевином Райлли о тернистой дороге к финалу сериала начиная с концепции шоу. Это первая часть интервью из двух.

Отдав бразды правления над Lost Дэймону Линделофу и Карлтону Кьюзу, Дж. Дж. Абрамс задумался над своим следующим телепроектом и обратился за помощью к продюсерам Алексу Куртцману и Роберто Орчи, а также Брайну Берку (позже ставшему исполнительным продюсером сериала совместно с Джеффом Пинкнером и Джоэлом Вайманом), чтобы создать сериал, который говорил бы о их любви к старым сай-фай сериалам и фильмам.

Дж. Дж. Абрамс: Идея состояла в том, чтобы сделать сериал в духе ранних фильмов Дэвида Кроненберга или «Других Ипостасей», немного «Сумеречной Зоны» и «Секретных Материалов», сериал, который казался бы очень причудливым и человечным в то же время. Так что я позвонил Алексу и Бобу и сказал, «Было бы интересно, если бы перемешали все, что мы любим, и получили бы то, что мы сами хотели бы посмотреть.»
Брайан Берк: После нашего разговора я пересмотрел все фильмы Кроненберга, чтобы освежить их в памяти. Они оказались гораздо сложней, чем я думал, когда смотрел их ребенком. Так что идея воссоздать все те фантазии и страхи, что были у меня в детстве, но уже в качестве сериала, звучала весьма многообещающе.
Абрамс: Тогда нам в голову и пришла мысль о . В том году мы находились на Комик-Коне и обсуждали за чашкой кофе, каким должен быть сериал. Изначально я назвал сериал The Lab («Лаборатория»). Тогда я еще имел смутное представление о концепции, но мы все подхватили эту идею.
Берк: Мы всегда говорили о лаборатории. Отправной точкой всегда было «Как же нам сделать эту лабораторию очень реалистичной, но с бесконечными возможностями?» Она была эпицентром дискуссий. Все начиналось с разговоров о лаборатории, где нет ничего невозможного. Так что неслучайно Кэрол Спайер, главный художник многих фильмов Дэвида Кроненберга, была главным художником и этого пилота. Когда мы узнали, что она жила в Торонто, где мы снимали пилот, то были просто счастливы. Я также помню, как Джей Джей любил употреблять слово «грань» в качестве возможного названия.
Джефф Пинкнер: Я впервые узнал о шоу, когда посещал съемочную площадку первого «Стар Трека» вместе с Джей Джеем. Он, Боб и Алекс разговаривали о пилоте, и как мне кажется, они знали, что никто из них не сможет работать ежедневно над сериалом. Джей Джей представил мне сериал, пока мы стояли на мосту Энтерпрайза. Мне сразу же бросились в глаза персонажи, и к тому же, я всегда любил эту пограничную науку.
Джоэл Вайман: Я всегда любил научную фантастику, хотя сам я больше экзистенциалист. Помню как я сказал, «Но у меня совсем нет опыта в написании научной фантастики», на что Джей Джей ответил «Не переживай, сериал ведь о семье и обо всем другом, что ты любишь». И тут я понял, что это судьба.

Когда пришло время кастинга, у продюсеров возникли небольшие трудности с поиском трио, которое в итоге сформирует семью в центре сериала.

Абрамс: Нам очень повезло заполучить Джошуа Джексона, с которым я был немного знаком по тем годам, когда мы делали Felicity, а он снимался в Dawson’s Creek. У него удивительное чувство юмора и актерский талант.
Джошуа Джексон: Я пробовался на роли Кирка и доктора МакКоя для нового «Стар Трека», видимо, поэтому меня  и заприметили. Я уже знал Джей Джея довольно долго к тому времени, так что думаю, он уже имел хорошее представление о том, кто я.
Абрамс: Актеры пробуются на всевозможные роли. У меня не было необходимости видеть его еще где-нибудь, чтобы захотеть работать с ним. Так что «Стар Трек» тут ни при чем.
Джексон: Сценарий пилота давал фактически бесконечные возможности для развития сериала, что мне и показалось таким интригующим. К тому же, учитывая послужной список причастных людей, среди которых были Джей Джей, Боб и Алекс, то у меня больше не было сомнений.
Райлли: Нам пришлось постараться с кастингом Оливии. Мы перебрали множество актрис, а Джей Джей известен умением находить обаятельных девушек. Мы увидели прослушивание Анны Торв и сразу поняли: это она.
Анна Торв: Сценарий пилота читался как фильм. Он был таким понятным, особенно история Оливии. Сперва это юный, наивный агент ФБР. Но к концу ее мир уже полностью перевернулся. Такой мы видим ее в первом сезоне. Мне кажется, что она до сих пор не оправилась, потому что с тех пор она переживала удар за ударом.
Джон Ноубл: Изначально меня привлек персонаж Уолтера, и я знал об этом еще до того, как прочитал сценарий. Фактически с прослушивания я понял, что этого персонажа я хотел бы сыграть. Когда я прочитал свою часть сценария, у меня создалось ощущение полнометражного фильма, и по сути так и было. Также я был наслышан о репутации Джей Джея, о его умении творить волшебство.
Абрамс: Джон обладает потрясающим умением показать веселого безумного ученого, и все это без малейших усилий.
Райлли: Джон Ноубл – это наш бриллиант. Я просто не могу представить кого-либо еще на этой роли, так блестяще он играет.

Ваш прогноз на рейтинги финала ?

View Results

Loading ... Loading ...

Хоть большинство второстепенных актеров погибло еще до финала сериала, все они оказали важное значение для сериала, включая Чарли Фрэнсиса Кирка Асиведо и Джона Скотта Марка Вэлли, погибшего уже в пилоте.

Марк Вэлли: Я прочитал сценарий и мой персонаж погиб в пилоте, так что я знал, на что шел. Тут же я подумал, что для кого-то, кто погиб в пилоте, у меня было довольно много экранного времени. Но даже так, люди постоянно спрашивают меня об этом сериале. «Где вы? В параллельной вселенной?», а я отвечал «Сейчас я в Harry’s Law, так что угадали».
Блэйр Браун: Пилот имел много общего с «Другие Ипостаси», в котором я снималась вместе с Уилльямом Хертом, и вся концепция множественных реальностей и расширения сознания, подобное было в фильме. Мне понравился мой персонаж, потому что на тот момент была неясна роль Мэссив Дайнемик. Кто они, хорошие или плохие?
Лэнс Реддик: Когда я прочел сценарий, я сразу подумал, что я подхожу только на роль Бройлза. Сериал подходил мне, потому что он выйдет с сильным горизонтальным сюжетом, что я очень люблю.
Джесика Николь: Впервые я прочитала сценарий на борту самолета, на котором я летела на съемки пилота в Торонто. Когда я проходила прослушивание, мне не удалось увидеть сценарий, поэтому я толком не знала, что ожидать от моего персонажа.

 

1

После Lost в индустрии многие с опаской относились к сериалам с сильной мифологией, поэтому продюсеры попробовали скрестить процедурал и горизонтальный сюжет в первых сериях .

Абрамс: После первой серии, особенно из-за сюжета с самолетом в пилоте, ходило много разговоров, что сериал пытается стать двойником Lost. К счастью, мы пробыли в эфире достаточно долго, чтобы доказать обратное.
Берк: Создатель всегда будет находиться в тени своего прошлого проекта. В тот момент Lost уже достиг середины. Что примечательно, Lost начался с вопроса: «Как нам сделать горизонтальный сериал и при этом чтобы в него можно было включиться в любой момент?» Тот же вопрос был задан в .
Райлли: Я никогда не думал, что станет следующим Lost. Но я всегда верил в этот сериал. И не только я. Думаю, Warner Bros. и Fox искали что-то, что было бы постоянным, но при этом могло бы удивлять. Вот чего мы пытались добиться.
Рот: Мы никогда не рассматривали как вертикальную драму.  У нас должны были быть вертикальными элементы, чтобы представить персонажей, но главная идея заключалась в обратном. Мы задумали самодостаточный сюжет, в котором всегда была бы история о научных аномалиях, где было бы начало, середина и конец.
Берк: При просмотре первых эпизодов видно, где мы пытались сделать самостоятельные эпизоды, но природа сериала взяла свое. Не подумайте, что мы хотели сказать, «О, мы сделаем еще один горизонтальный сай-фай сериал». Сериал зачастую сам говорит вам, каким он хочет быть, и это один из тех случаев.
Абрамс: Когда сериал вышел, он не был хитом, но показывал себя достаточно неплохо, так что мы были уверены, что он продержится еще пару лет. Джоэл и Джефф в то время начали работать над сюжетами, которые были самостоятельными и в то же время имели намеки на нечто большее, поэтому не нужно было смотреть каждый эпизод, чтобы все понять.
Браун: Это не Law & Order. И даже не процедурал типа CSI, где люди почти не имеют значения, где они нужны лишь как разные архетипы для повествования историй.

Поворотным моментом для сериала стал эпизод «In Which We Meet Mr. Jones», где показал, что является и семейной драмой.

Джексон: Пришлось ждать 7 или 8 эпизодов, чтобы понять, о чем сериал на самом деле. У нас был довольно мощный старт первого сезона с творческой творческой точки зрения. Как говорили в пилоте, это была история Пандоры, которая захотела закрыть ящик. Можно считать это историей взросления женщины. В этом была одна из проблем в начале. У нас была очень сильная, но эмоционально отдаленная главная героиня, которая не имела никаких связей с персонажами в ее мире, потому что ее не было в их мире. Но в той серии мы показали, что она уже была в мире Уолтера.
Ноубл: Оливия в самом начале была лишь женщиной, которую мы не совсем понимали. Она была убита горем. Мы знали о Джоне Скотте, но мало про нее саму. И мы начали прощупывать ее эмоциональную сторону, мы узнали про кортексифан и тот факт, что она, фактически, была травмирована в детстве. Это позволило нам полюбить Оливию, что и стало частью успеха.
Джексон: В сериале начал появляться семейный сюжет, когда начал делаться акцент на историю Питера и Уолтера. Но настоящий семейный сюжет появился, когда к ним присоединилась Оливия во втором сезоне.
Ноубл: Думаю, в этом и заключается гениальность Джей Джея. Он хотел показать отношения отца с сыном, для чего нам с Джошем пришлось потрудиться. К счастью, я и Джош Джексон отлично поладили. Помимо этого, крайне важным оказался персонаж Астрид. Не знаю, что с ней планировали делать изначально, но в конечном итоге она прекрасно влилась в команду. Это же касается Бройлза. Семейные узы становились все крепче.
Вайман: Мне кажется, сериал начал «работать», когда зрители поняли то, что было очевидно с самого начала и нужно было лишь время для понимания: этот сериал был о семье. Сериал назван по многим причинам. Он рассказывает о людях, пытающихся зацепиться за других и любой ценой создать семью. Как только мы больше рассказали об этом и добавили историю похищения, сериал по-настоящему раскрылся.

Снимок

Финал первого сезона оставил фанатов с отвисшими челюстями: Оливия попала в параллельную вселенную, где Всемирный Торговый Центр все еще стоит.

Абрамс: Параллельная вселенная всегда была частью концепции сериала. Разумеется, мы не всегда знали как мы это реализуем, пока не дошли непосредственно до этой части.
Пинкнер: Как только мы начали , у нас появилась идея, которую мы назвали «люком», что Питер из другой вселенной. Это была большая тайна.
Берк: Мы собирались рассказать об этом гораздо позже. Мы часто задаемся вопросом, когда пора раскрывать тайны? В Lost люк был темой одного из разговоров, и Джей Джей сказал, «И затем они находят люк», но вопрос в том, когда они его найдут? Во втором эпизоде? Или в конце первого сезона? Люк буквально и фигурально открывает множество новых возможностей, которые становятся реальными после того, как люк находят. То же самое с параллельной вселенной.
Пинкнер: Студию всегда беспокоят новые персонажи, а тут целый мир. И они постоянно хотели знать, «Так, а что будет с нашими персонажми?»
Райлли: Я ответил «Что вы несете?!» Серьезно. Они начали говорить про параллельную вселенную в первом сезоне, на что я сказал «Нет-нет-нет. Никаких параллельных вселенных. Пожалуйста, никаких параллельных вселенных». Но мне сказали «Нет, нет. Рано или поздно мы к ним придем». Так что параллельные вселенные у них были на уме с первых минут. Думаю, их просто отложили, чтобы не пугать меня.
Пинкнер: К концу сезона, когда мы получили доверие канала и студии, мы смогли ввести альтернативную вселенную, представить Уильяма Белла, сыгранного бесподобным Леонардом Нимоем, и начать углубляться в загадку Наблюдателей.
Берк: Мы собрались и решили «Нужно двигаться вперед. Нужно открыть двери и впустить всех». И как вы знаете, второй сезон полностью отличается от первого.
Пинкнер: Однако важнее всего было то, что это позволило нам поведать историю о человеке, в данном случае Уолтере, о том, на что он способен, чем готов рискнуть лишь бы спасти жизни своего сына. И в итоге он уничтожил мир. Отчасти, мы придумали целый новый мир, только чтобы рассказать его историю.

Внутри Всемирного Торгового Центра находился офис Уильяма Белла, персонажа, показавшего худшее и лучшее в Уолтере и Нине.

Джон Ноубл: Когда мы узнали, что к нам присоединится Леонард, в это было трудно поверить, ведь этот человек фактически икона жанра. К счастью, в ходе совместной работы мы нашли общий язык и стали отличными друзьями.
Блэр Браун: Я никогда не думала, что наши отношения станут такими близкими, ведь я всегда думала о Уолтере, Уилльяме и Нине как о некоем треугольнике. И, разумеется, ирония состояла в том, что я никогда работала с Нимоем одновременно. Мы лишь играли в сцене, где он был на телевизионном экране, а я наблюдала за ним.

Параллельная вселенная также представила Линкольна Ли в исполнении Сета Гейбла, ставшего любимым персонажем в обоих вселенных.

Сет Гейбл: Для меня это было пугающе, ведь я совсем недавно снимался в Dirty Sexy Money, где играл Джереми Дарлинга, зеленого юношу. И затем примерять на себя роль Линкольна Ли, лидера целой команды ФБР в параллельной вселенной? Но я принял вызов. К счастью, все оказались очень дружелюбными. Я смог быстро сработаться в команде с Кирком Асиведо и Анной Торв.

3

Дружба Линкольна с Оливией в оригинальной вселенной заставили фанатов беспокоиться, что Линкольн сможет вмешаться в отношения Питера и Оливии.

Гэйбел: Я ожидал, что фанаты могут заподозрить, что Линкольн попытается занять место Питера, поэтому я сразу делал акцент на том, что никто не сможет заменить персонаж Питера.
Торв: Что интересно, я играла с Сетом так долго, со своим альтернативным персонажем и с его альтернативным персонажем, что когда мы начали работать на этой стороне — было непривычно, ведь это был тот же человек, только наши отношения были совсем другими.

Никого не удивило, что фанаты полюбили динамику между Питером и Оливией, хоть продюсеры и не планировали этого.

Джексон: Когда в сериале есть главный мужской и главный женский персонаж, то определенная доля зрителей всегда захочет, чтобы между ними что-то было (а определенная доля не захочет). Думаю, сценаристы пошли навстречу, чтобы поднять ставки между этими встречами. Как и в случае с Уолтером и Питером, им была нужна еще одна эмоциональная связь, которая была бы центром всего сериала. Я всегда предпочитал думать о как о семейной драме, а не как любовной истории двух людей. Их отношения прошли огонь и воду. Они делали друг другу признания. С ними происходили ужасные вещи, и они по-прежнему пытались найти способ быть вместе. Думаю, это очень интересно.

Большинству актеров пришлось играть две различных версии своих персонажей.

Пинкнер: Нам удалось заняться редким занятием на телевидении: представить новые версии наших главных персонажей. И для многих наших актеров это предоставило безграничные актерские возможности.
Абрамс: В самом начале мы и не ожидали, что проведем столько времени в той вселенной.
Джексон: Когда у нас только появилась идея, она выглядела так:  «А почему бы нам вместо того, чтобы дразнить намеками на параллельную вселенную, просто не пойти туда?»
Торв: Когда мы переходили туда, это был совсем другой сериал. Особенно было заметно в третьем сезоне, когда мы делали эпизоды в альтернативной вселенной, и затем возвращались в наш мир, где были совсем другие декорации.
Ноубл: У нас была возможность сыграть другого персонажа, но в том же мире. Мне кажется, это был невероятный подарок. Мне кажется, больше всего меня поразила разница, которую продемонстрировала Анна, играя Боливию. Помню, как я думал, «Бог ты мой, это превосходно!». И я с удовольствием играл Уолтернейта. Сцена, где два этих человека были вместе до сих пор является одной из моих любимых.
Лэнс Реддик: Для меня это было здорово, так как Бройлз оказался в центре действий. Актеры часто идут в театр из-за того, что им достается сыграть множество различных персонажей. Но играя в сериале или фильме часто приходится играть одно и то же, так что возможность сыграть нескольких персонажей, даже если это и один человек, действительно потрясающая.
Джесика Николь: Мне кажется, альтернативную Астрид воспринимали как очень холодного человека потому, что она не была такой эмоционально-открытой как Астрид, но как оказалось, она просто по-другому выражает свои чувства. Я всегда знала, что она хороший человек. Она очень преданна работе, и у нее не было времени на личную жизнь. Что касается нашей Астрид, то я думаю, что ее целью было быть заботливым персонажем, кем-то, кому другие персонажи могли бы довериться.
Браун: Я никогда не спрашивала, плохая или хорошая Мина (Нина из альтернативной вселенной). Я не спрашивала, потому что не хотела знать. Я хотела сохранить для себя загадку, ибо так было бы легче играть. Было забавно играть Нину, когда Мина притворялась Ниной.
Пинкнер: В конечном счете Джошу тоже довелось сыграть разные стороны своего персонажа, хоть и немного не так, как другим.
Джексон: Я собственный злой двойник [мхи-хи-хи].

Естественно, съемки стали сложней, когда вселенные слились воедино.

Гейбл: Методика съемки двух различных персонажей просто безумие. Иногда приходится играть на зеленом экране, иногда играть с моделью, похожей на тебя сзади, а иногда приходится играть с одним лишь воздухом. Мне повезло, потому что я смог увидеть, как это делает Анна Торв, прежде чем попробовал сам, так что я учился на ее ошибках. Анна довольно быстро придумала стратегию записывать собственный диалог и потом прослушивать его, пока она играет, чтобы она могла реагировать на свои же реплики.
Торв: Ну, так хотя бы есть хоть какое-то представление, как надо играть.
Гэйбел: Это довольно сложно, потому можно забыть кто ты в данный момент, и много времени уходит на смену макияжа и костюма, что в некотором смысле мешает, но и в то же время позволяет сосредоточиться на данном персонаже. Приходится постоянно перебирать в голове, как будешь играть и выбирать реакцию на то, что ты себе сейчас скажешь.
Торв: С каждым разом было все легче. Для нас всех это был ценный опыт.
Гэйбел: Конечно, можно запутаться, но конечный результат окупает весь труд с лихвой.

2

Параллельная вселенная также предоставила возможность убивать персонажей, при этом не теряя никого из актерского состава, то, о чем продюсеры и не думали в первых сезонах.

Вайман: Если вы убиваете персонажа только ради рейтингов, то мне кажется, это низко. Я бы такое не одобрил. Думаю, мы перешли на другую вселенную исключительно по творческим причинам. Я никогда бы не сделал флэшбэк, не будь на то необходимости. Я никогда бы не рассказал историю о будущем, не будь на то необходимости. Я никогда бы не убил кого-нибудь без твердой на то причины, и у меня ее никогда не было. Эти персонажи проделали долгий путь. Так что, скажем, в третьем сезоне, где много чего происходило, я не мог просто убить кого-нибудь.

Разумеется, продюсеры не могли предвидеть, но на что определенно надеялись, так это что аудитория полюбит альтернативную вселенную, из-за чего многие пришли в ужас после закрытия моста между мирами.

Николь: Это был очень умный ход со стороны сценаристов, представить альтернативную вселенную, которая вам безразлична. Вселенная, которая выглядит как наша, уже нам знакомая, с которой мы пробыли уже не один сезон.
Ноубл: Мне стоит снять шляпу перед сценаристами за это, ведь когда мы только начали работать над этой вселенной, помню, как люди говорили, «Будет непросто сделать так, чтоб к твоему персонажу не относились как к врагу». Нам было известно, что постепенно люди начали говорить «Что ж, возможно, они не такие уж и плохие». Думаю, для сценаристов это огромное достижение.
Гэйбл: Я был удивлен. Я знал, что альтернативная вселенная — это нечто интересное, но я всегда боялся, что люди могут подумать, что мы отходим от той версии , которую они любили. И когда нас начали хвалить, я подумал «О, чудно». Мы смогли расширить сюжет и при этом остаться в рамках вселенной .
Николь: Чем больше вы видите персонажей из альтернативной вселенной, тем больше понимаете, что у них есть собственные надежды и мечты, страхи и тревоги, счастливые и грустные моменты, а сами персонажи не черно-белые. Они совершили множество жертв, и во многих отношениях это мы плохие, не мы лично, но наш мир. И когда узнаешь их толком, то понимаешь «Эти люди не плохие. Эти люди – живые, со своими проблемами, которые их мучают».
Ноубл: И они все еще здесь, в истории . Я знаю, что Анна скучает по Боливии. Ей очень нравилось ее играть. Там же и Уолтернейт. Я мог бы вернуть его в любой момент. Но думаю, пришло время уйти и сосредоточиться на нашей вселенной. Будь у нас еще один сезон, они могли бы и остаться.
Пинкнер: Да, был момент, когда мы решили закрыть мост, мы тогда разговаривали со Старшим Вице-Президентом Программирования Fox, и она сказала, что прослезилась во время чтения сценария. На что мы с любовью ответили, «Видите, сперва вы не хотели видеть этих персонажей, а теперь плачете из-за того, что мы с ними прощаемся». Но все могло пойти совсем не так. Их предупреждение заставило нас трудиться сильнее. И не зря.
Райлли: Да. Но было и множество недовольных, говоривших «О, мне больше нравилось без другой вселенной. Когда вы вернетесь назад?» Но опять же, я верил в нашу творческую группу, я знал, что они вернутся назад, и так и произошло.

 

Вторая часть интервью находится здесь.


Pinterest
VKontakte
Метки: 

8 комментариев

  • Замечательно интервью, спасибо. Я буду скучать по Грани(

    П.С. Я не войти, что делать??

  • Давно бросила смотреть сериал, но последнюю серию посмотрю.

    shadeofangel
  • Не теряю надежды, что нова-таки разродится когда-нибудь.

  • Прощай Грань!Я тебя не забуду

Оставить комментарий

Примечание: Если Вы хотите добавить аватар к своему комментарию, воспользуйтесь Gravatar. Просто зарегистрируйтесь там с тем же e-mail, который вы используете в комментариях. А также, Вы можете использовать такие тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>