19 января 2013

Прощание с Fringe. Часть 2

fringeending-600x350

UPD: Рейтинги эпизода здесь.

Во второй части наших проводов , продюсеры и актеры обсуждают главную разделительную черту сериала: клиффхенгер третьего сезона, содержащий сцену, в которой Питер Бишоп, которого мы знали и любили на протяжении трех сезонов, таинственным образом растворился в воздухе. Наблюдатели объяснили, что он, по сути, никогда и не существовал (чего-чего?). Этот спорный творческий ход закончил сезон, во время которого сослали на пятничный «мертвый слот». Тем не менее, шоу выстояло еще два сезона, к большой чести его преданных фанатов.

TVGuide пообщался со звездами сериала Джоном Ноублом (Доктор Уолтер Бишоп), Джошуа Джексоном(Питер Бишоп), Анной Торв (Оливия Данэм), Джесикой Николь (Астрид Фарнсворт), Лэнсом Реддиком (Филлип Бройлз), Блэр Браун (Нина Шарп), Марком Вэлли (Джон Скотт), создателем сериала Дж. Дж. Абрамсом, исполнительными продюсерами Джоэлом Вайманом,Джеффом Пинкнером и Брайаном Берком, президентом Warner Bros. Питером Ротом и главой Fox Кевином Райлли о тернистой дороге к финалу сериала начиная с концепции шоу. Это вторая часть интервью из двух.

Знал ли Уолтер, когда создавал Машину, что Питер станет ее жертвенным ягненком?

Брайан Берк: Когда мы услышали об этой идее, она всех заинтриговала. Стало понятно, что будут последствия.
Джефф Пинкнер: Из всего сделанного, этот ход был определенно самым спорным.
Джош Джексон: К такому повороту мы пришли намного, намного позже в рассказе истории о той Машине и о том, каковы будут ее последствия.
Пинкнер: Мы подумали, «Ладно, может быть, мы идем неверным путем», но идея была такая смелая и захватывающая, в духе , что мы сразу принялись ее развивать. На пару дней мы приостановились и долго думали, «А каковы последствия?». И мы знали, что ход опасный.
Джексон: Мне очень нравилась идея о том, что его «сотрут», потому что, на мой взгляд, чтобы сделать по-настоящему захватывающий клиффхенгер, должно случиться что-то радикальное.
Пинкнер: Мы почти наверняка хотели поднять вопрос «Значит ли, что три сезона, которые мы увидели, не имеют значения лишь потому, что персонажи не помнят Питера и все их жизни пошли по другому пути?» В итоге, разумеется, они имели значение. Потому что его присутствие и отсутствие изменило персонажей, и эти перемены гораздо важнее, чем подробности завтрака персонажей.
Джей Джей Абрамс: Я думаю, что Джоэл и Джефф —особенно Джоэл в последнем сезоне— всё осознавали и были невероятно признательны фанатам. Для фаната нет ничего хуже, чем когда тебе говорят, что вещь, которая тебе нравилась, которой ты дорожил или в которую верил на самом деле не существует, или она не была реальной или была в какой-то мере неполноценной. Этап за этапом, история рассказывалась с уважением к людям, которые смотрят. Мы всегда знали, что зрители заслуживают этого и всегда были им благодарны.
Пинкнер: Думаю, одна из задач хорошего повествования — ставить зрителей в некомфортное положение время от времени. Хочется, чтобы зрители пострадали за своих персонажей. Если аудитория всегда счастлива, то ей нельзя управлять, когда нужны слезы и мрачная обстановка, так что во всем этом есть смысл.
Сет Гейбл: Для меня удивительно, насколько люди переживают за персонаж Питера и получают всемирный отклик, и эти видео «Where is Peter?», я думаю, это все очень примечательно.

А актерам эта задумка не пришлась по душе.

Джесика Николь: Мне она показалась очень странной. Очевидно, нужно просто поверить в то, что сценаристы, уже написавшие три по-настоящему фантастических, прекрасных, динамических сезона приведут тебя в хорошее место. Но для меня и других актеров сделать это было довольно трудно.
Анна Торв: Думаю, что не буду единственной, если скажу, что в принципе не знала, к чему все приведет. Я знаю, что Джош настаивал на таком развитии сюжета. Можно сказать, что он немного к этому причастен.
Джон Ноубл: Мне задумка не понравилась потому что, по-моему, Уолтер без Питера практически заперт в лаборатории, и с какой целью? Просто потому что он гений. Поэтому скажу, нет, я не думал, что перезагрузка была к месту. Мы стали командой, и команда перестала быть прежней. Если убрать какого-то персонажа, все уже не будет прежним. Но потом все вернулось.
Джексон: Никогда не был особым поклонником парадокса, в который ты втягиваешь себя, когда имеешь дело с циклическим временем. Чувствовалось, что в четвертом сезоне была пара неуклюжих моментов, когда сериал пытался перескочить через некоторые логические разъяснения, которые нужно было сделать. Вроде, «Если его не существует, то почему он здесь и почему некоторые люди его помнят, почему проступает только это воспоминание, и если он был с нами только до девяти лет, то почему портал вообще существует?» Но когда бьешь изо всех сил, не все мячи попадают точно в цель. Шоу было очень смелым в креативном плане, но не каждая-каждая из идей была виртуозно продумана.
Николь: Мне было непонятно, какое у Астрид предназначение в новой временной линии, ведь раньше она была другом Уолтера, и это был очень важный способ показать зрителям разные аспекты его личности. Но в этой новой вселенной Питера нет и Уолтер не был в ситуации, при которой он мог общаться с людьми на более сострадательном уровне. В новой вселенной они не были так близки, как раньше, поэтому я не могла представить себе, зачем Астрид нужна.
Ноубл: Я предпочел играть Уолтера довольно сдержанным. Он не был таким приятным или счастливым, и это был осознанный выбор. Я еще говорил, «Пожалуйста, верните его. Я скучаю по Джошу».
Лэнс Реддик: Буду честен, я был настроен немного скептически. Я думал, что идея, пока она не выдохнется и не разрешится, будет просто способом поддерживать интерес к шоу.
Пинкнер: В каком-то смысле, это позволило нам перезагрузить отношения между персонажами и поставить вопрос «А что же важно?» В конце концов, любовь может существовать во времени, пространстве и за их пределами. Мы смогли рассказать истории на прагматичном уровне, перезапустить сериал. Не в прямом смысле, потому что мы любили тот сериал. Никто не пытался его переделать, но мы смогли дать старт персонажам с совершенно иного места.
Джексон: Еще мы одновременно имели дело с двумя вещами — креативной стороной сериала и реальностью, в которой мы всегда были очень близко к закрытию. Поэтому приходилось рассказывать истории, а в конце каждого сезона оставлять возможность, что на этом все завершился. Последствия Машины произошли из моего разговора с [продюсером-консультантом] Акивой Голдсманом, потом он переговорил с Джоэлом и Джеффом насчет того, что единственный выбор, который может сделать Питер, чтобы не повлечь смерть или разрушение одной из сторон — пожертвовать собой, что довольно-таки благородно.
Пинкнер: Это решение, о котором лично я не пожалею ни на секунду. С моей точки зрения, то, что Питер и Оливия снова полюбили друг друга очень важно и ценно.

1

Конечно, несмотря на то, что Оливия была в другой временной линии, память к ней стала возвращаться, попутно устраняя кое-какие страхи фанатов.

Пинкнер: Это всегда было частью плана. В одно время мы собирались вернуть воспоминания и Уолтеру тоже. Но потом поняли, что не хотим использовать эту возможность просто, чтобы обнулить то, к чему мы уже пришли. Мы пришли к выводу, что Оливии было важно вернуть воспоминания, потому что ей нужно почувствовать, а не понять.
Торв: Было интересно, когда к Оливии начала возвращаться память. Она была такая, «Я не хочу повторять свою же ошибку из второго сезона».
Пинкнер: С этой идеей мы игрались с самого момента, когда решили, что Питер на самом деле исчез. Одно время мы собирались вернуть память всем, но позже решили, что по-настоящему нужно это только Оливии.
Торв: Думаю, в этом такой же смысл, как и во всем остальном в .

Из-за низких рейтингов, сериал переместили на пятничный «мертвый слот» посреди третьего сезона.

Ноубл: После того, как мы преуспели во вторник, нас сдвинули на вечер четверга и рейтинги обрушились. Но мы вполне были хитом по вторникам в первом сезоне, хотя сезон в каких-то смыслах был самым слабым.
Питер Рот: Когда сериал впервые вышел в эфир в вечер вторника, рейтинги были хорошими, но они были ровно такими, как мы и надеялись и\или ожидали. Конечно, тех показателей было достаточно, чтобы сериал прожил пять лет. Но рейтинги были на грани, особенно в третьем, четвертом и пятом сезоне, когда он переехал на вечер пятницы, где очень, очень тяжело добиться успеха.
Кевин Райлли: Можно вспомнить много случаев, когда Fox ставил сериал на пятницу, а потом разбивал сердца поклонникам жанра. В случае с я верил в то, что у сериала достаточно преданных фанатов. На тот момент число просмотров в записи как раз начало расти и я сказал «Я просто верю в то, что все эти фанаты будут смотреть в пятницу».
Джексон: На самом деле, то, что сериал отправили в мертвый слот и рейтинги начали падать — неверно. Рейтинги начали падать и тогда уже сериал отправили в мертвый слот. Когда мы сделали шоу сложнее, но более интересным, массовый интерес сошел на нет. Третий сезон — сезон, когда рейтинги стали сильно падать и в этом же сезоне мы представили параллельную вселенную, то есть словно показали кусок мяса людям, которые сохнут по таким вещам, но в тоже время отстранили гигантскую часть аудитории, которая просто не хотела так напрягаться.
Абрамс: Когда сериал переехал на пятницу и стал более нишевым и верным своему имени, казалось, что шоу нашло свою аудиторию. Число зрителей не должно было внезапно опуститься.
Райлли: Нас хвалили за то, что шоу прибавляет в то время, когда рейтинги падают.
Абрамс: Было принято решение — делать сериал в его лучшей форме, а не в спорной в надежде нарастить аудиторию. Великолепная вещь о — сериал смог найти свое место и выжить на собственных условиях.
Ноубл: Помню, как я говорил про пятничный вечер, «Давайте этим воспользуемся. Давайте сделаем вечер нашим.» Это все, что я мог сделать. Когда ты думаешь, что это конец, придется подыграть, но мы просто сказали, «Нет, вечер пятницы будет нашим.» И, знаете, очевидно, мы нашли и потеряли какую-то аудиторию, это естественно.
Райлли: Фанаты не бросили сериал и дали нам возможность поддерживать в нем жизнь и заниматься бизнесом в пятницу.
Джексон: Честно говоря, переезд на пятницу скорее всего и спас сериал, потому что если бы у нас были нынешние рейтинги в четверг, нас бы абсолютно точно закрыли. Нам удалось продержаться еще два сезона, это фантастика.
Гейбл: У меня всегда было чувство, что аудитория очень умна, и они смотрят сериал не только по телевизору, поэтому я знал, что смотрит еще куча людей, но на рейтинги это не влияет, потому что они смотрят в записи, или скачивают, или смотрят каким-то другим из возможных способов. У меня переезд на пятницу не вызвал особой тревоги, потому что я понимал, что фанаты, подкованные технологически, все равно смогут найти сериал. Думаю, Fox тоже это понимал, поэтому они и дали сериалу еще один сезон, за который все так благодарны.
Пинкнер: У нас не было чувства, что мы на скамейке запасных. Всегда было ощущение, что канал просто пытается найти способ, чтобы шоу протянуло до конца. И это был самый лучший способ.

Летом 2011, Райлли сказал журналистам, что если рейтинги будут стабильны в вечер пятницу, канал будет счастлив. Но в январе 2012, Райлли изменил настрой: Fox теряет деньги на сериале.

Райлли: У сериала всегда был один из самых высоких показателей просмотров в записи. Ясно, что люди записывали в пятницу и смотрели когда смогут, с чем мы смирились. Мы не были против, потому что к этому сериалу нельзя подключиться в прогрессе. Думаю, что с каждым успешным сезоном, любой из тех, кто отставал от всех, уже не мог вернуться. А для преданных фанатов шоу всегда оставалось привлекательным по-своему. Но потом все пришло к тому, что мы, по сути, теряли деньги.
Пинкнер: Скажу честно, из всех вещей, над которыми я работал, я никогда не чувствовал такой поддержки от Fox на протяжении всего показа, как с . С первого дня и до самого конца, с их стороны было столько любви, что мы не могли просить ни о чем больше. В определенный момент каждая сеть и каждая студия должны решить, теряют ли они деньги на каком-то из их сериалов. И если сериал не смотрят, то несмотря на всю любовь, его убирают из эфира.
Райлли: Мы начали решать ребус, вроде, ОК, сколько мы можем позволить себе потерять? Совсем не хотелось закрывать сериал, казалось, что он заслуживает концовки, и в итоге Ира Курман  [Глава Foxпо коммерческим делам] сумел заключить сделку с Warner Bros. по приемлемой для нас цене. И это прекрасно, потому что появилась возможность правильно завершить шоу.
Пинкнер: Мы никогда не читали заявления Кевина, слушали только его лично, он говорил, «Мы будем поддерживать сериал всеми способами». И они поддерживали.

2

Все же, оставалась боязнь за то, что шоу отменят раньше, чем оно сможет дать фанатам концовку.

Абрамс: Всегда есть опасение, что до конца можно и не добраться. К счастью, я думаю, мы уходим в нужное время.
Пинкнер: По правде сказать, мы нервничали намного меньше, чем кто-либо мог подумать. Частично то, что рейтинги были плохими, дало нам возможность поэкспериментировать, потому что ставки были не так уж высоки. Если бы мы были огромным хитом, канал и студия давили бы на нас сильнее.
Ноубл: Интересно, сколько сериалов сейчас не в таком положении. Вряд ли я когда-то сомневался в нашем продлении. Не знаю, может я просто оптимист, но я думал, что еще есть истории, которые мы можем рассказать, и мы всегда делаем то, что просит от нас Fox. Люди думали, что мы не вернемся после первого, второго, третьего и четвертого сезонов, но каждый раз мы возвращались.
Пинкнер: Разумеется, было опасение, что до концовки сериал не доживет, и мы не получим шанса удовлетворить и самих себя, и актеров, и персонал, и зрителей. Мы дали обещание, что тем или иным способом мы завершим историю, не важно как: комиксами, онлайн-сериалом или как-то еще. Потому что фанаты это заслужили. Но вот ощущения, что рассказать на ТВ все до конца не выйдет никогда не возникало.
Гейбл: Это природа телевидения: ты всегда в опасности. Беспокойство от незнания того, будет ли у тебя работа можно продемонстрировать в мире : там неизвестно, уничтожит ли Дэвид Роберт Джонс всех или нет.
Берк: — один из тех сериалов, который, согласно названию, на грани. К счастью, Fox остался нам лоялен.

Большинство скажет, что это на счету фанатов, которые поддерживали в сериале жизнь.

Берк: На 100%, мы остались в эфире из-за фанатов, которые смотрели, переживали и любили шоу.
Ноубл: Не только мои слова: не думаю, что в мире существует фан-база сильнее, чем у . Меня довольно впечатлил фандом Lord of the Rings, но ничего похожего на у них не было. Без сомнений, мы все еще здесь только из-за наших фанатов.
Гейбл: Не укладывается в голове, насколько преданы фанаты этого сериала и насколько они могущественны. Им удалось продержать шоу в эфире даже несмотря на то, что статистически у него такого права нет. — невероятная аномалия в истории телевидения.
Реддик: Для человека, который никогда не уделял особого внимания фанатам, они стали значить для меня всё.
Рот: Поддержка, которую я видел каждый год в интернете, на Комик-Коне и особенно во время продления была столь неординарной и трогательной, что стимулировала нас всех. Фанаты помогали сериалу быть в эфире.
Джексон: Без горячей поддержки от фанатов сериала, мы бы давно ушли с экранов. Я, как актер, столкнулся с некоторыми из самых изумительных происшествий в моей карьере. Никогда не забуду Комик-Коны.
Вайман: Мне кажется, причина, по которой наши фанаты наши фанаты — это то, что они похожие люди, и их волнуют те же вещи, которые волнуют меня, вроде «Как сделать жизнь терпимой в худшие времена?» Вот почему тебе достаются такие моменты, как на Комик-Коне, когда фанаты держали Белые Тюльпаны и все те невероятные вещи, которые они сделали для нашей программы. Да, они преданные.
Райлли: Хотя то, что я получил 12000 ящиков Red Vines (любимые конфеты-палочки Уолтера — прим.) скорее не повлияло на меня, а обеспокоило [Смеется].
Ноубл: Думаю, причина в том, что — это, по сути, семейная история. Ребята стали однородны с персонажами. Я чувствую, что люди стали к нам привязаны, как к семье. Убрать это, и останется лишь очень умное научное шое. Эта вещь — главное для меня.

Каждый сезон, каждый 19-ый эпизод традиционно рассказывала историю, которая сдвигало рамки представления об эфирном шоу.

Джексон: Вот прекрасная вещь в нашем шоу — есть возможность пускаться в дикие дали, а суть все равно оставалась важна. Это не просто особняком стоящие случайные эпизоды.
Реддик: Это были очень классные эксперименты. Даже не знаю, будет ли у меня такой опыт вновь. Скорее всего, мой любимый из случайных эпизодов был во втором сезоне «Каштанка Бетти» (Brown Betty). Я немного заволновался когда узнал, что мне придется играть на пианино, хотя мои пальцы в итоге не показали.
Ноубл: Думаю, эпизод-мюзикл мой любимейший. Он настолько выбивался из колеи, что даже когда мы его выпустили, люди говорили, «даже не знаю, понравилось мне это или нет,» но мне понравилось. Думаю, эпизод был восхитителен. Он войдет в историю .
Джексон: Несмотря на то, что «Диэтиламид лизергиновой кислоты» (Lysergic Acid Diethylamide) не был идеальным эпизодом ни по каким меркам, мне понравилось, когда мы перешли в анимацию на целых 20 минут в эфирном шоу. Что-то похожее и с «Brown Betty». Эпизоды стали полноценной частью ДНК сериала.
Реддик: Помимо «Brown Betty», эпизод с LSD также в числе моих любимых. Не скажу, что никогда не был под кайфом раньше, но LSD — совсем другая вещь. Помню, как Джоэл Вайман, когда мы делали серию, показал мне на YouTube видео с домохозяйкой 50-ых из пригорода. На видео было начало ее ЛСД-прихода. Я провел очень интересное исследование о том, каково это и пытался это сыграть.
Джексон: Я считаю, что «Письма транзита» (Letters of Transit) — наш лучший и самый полный 19-ый эпизод, даже несмотря на то, что он не самый сложный для понимания. Для прошлого года у меня была идея, которая никуда не привела — Supermarionation (это такая технология, в которой объединяются марионетки, модели и визуальные эффекты для создания иллюзии живых актеров – прим.). Я сказал, «Да хрен с ним, устроим марионеток. Это будет круто.» Но с точки зрения повествования, «Letters of Transit» — эпизод, который держится на вершине, потому что он самый полный.

3

«Letters of Transit» переносит зрителя в 2036 год, обозначенный стартовой точкой пятого и последнего сезона.

Блэр Браун: Когда мы делали 18-ый эпизод, мы не знали, к чему все приведет. Они всегда делали что-то очень интересное на 19-ый и ты думаешь, «Ого, интересно. Очень интересно. Как все будет?» На тот момент для нас это был единичный эпизод. Мы понятия не имели, что будет дальше.
Джексон: Я не знал. Когда снимали 19-ый эпизод, стало понятно, что это наша репетиция пятого сезона, типа, «Вот история, которую мы хотим рассказать.» По-моему, интересное место для нашей истории.
Гейбл: Я надеялся, что смогу поучаствовать в 19-ом эпизоде, когда это было не так важно для сериала. Была надежда, что будет весело, может какая-нибудь ситком-версия или что-то такое. Поэтому когда они отправились в будущее, я предположил что раз Линкольн на другой стороне, то один из моих персонажей, вероятно, героически умер. Я готовил себя к тому, чтобы узнать судьбу моих персонажей. Хорошо, когда ты играешь два персонажа сразу — если один погибает, у тебя все еще есть работа… а потом они берут и закрывают портал.
Николь: Это был просто такой отдельный эпизод. Без всякого контекста. Непонятно было, как они попали в янтарь. Их просто вытащили из него — было очень вычурно и круто, но крайне странно. А когда мы узнали, что пятый сезон начнется с этого, я подумала «Каким чудом они пришли к тому моменту?»
Джексон: Не знаю, каким путем пошел бы пятый сезон, если бы мы продолжили с момента, где Оливия оправляется от пули в голову.

К сожалению, прыжок в будущее означал потерю 20-ти лет.

Торв: Мне было интересно, ведь меня не было в 19-ом эпизоде, поэтому я понятия не имела о том мире. Двадцать лет — большой промежуток. Я хотела кучу разных вещей. Я хотела, чтобы Оливия постарела и жила там, тайно поставляла своей дочери информацию и вообще очень скрытно помогала сопротивлению. Вот это было бы сложно. [Смеется] Было тяжело просто взять и наладить эту связь, имея немного времени.
Николь: Было очень здорово, вот вы перенеслись в будущее на 20 лет, и как передать, насколько это опустошает? У вас украли 20 лет. Ведь у кого-то там целая жизнь. И приходится не только мириться с фактом, что жизнь продолжается, но и с тем, что творится полный бардак.
Ноубл: По-моему, это был отличный способ продолжить, потому что главная проверка на прочность — встреча с общим врагом. Как в семье. Когда кто-то угрожает семье, связь укрепляется. Мы под огромным давлением и не можем выйти из лаборатории и не попасть в опасность. На нас постоянно давят, это тяжело.
Джексон: Что для меня важнее потерянных 20-ти лет и раскрытия наших персонажей в новом месте — то, что их (персонажей) внедрили в необычную обстановку, они узнают все одновременно со аудиторией, и это, на мой взгляд, сильный инструмент для повествования, потому что ощущение открытия делится между персонажами и зрителями.

Этот прыжок в будущее перерос в 13-эпизодный финальный сезон, который был преподан как любовное послание фанатам, которые преданно смотрели сериал.

Рот: Все, включая Кевина Райлли, канал, студию, персонал и актеров, чувствовали, что способ уважить зрителей, которые так славно нам послужили — это сказать прощальное слово. Джоэл, Джей Джей, Акива Голдсман и Джефф Пинкнер собрались вместе и наметили план, какими должны быть последние 13 серий. Мы показали его Кевину Райлли и его команде. Сезон был предназначен для того, чтобы сказать прощальное слово, чтобы дать настоящую концовку, настоящее завершение, чтобы почтить и поддержать нашу аудиторию. Этому он всецело посвящен. Если ты любишь телевидение, ты должен это сделать, но не всегда предоставляется возможность.За такой шаг я всегда буду благодарен Fox, Джей Джею и Джоэлу Вайману.
Кевин Райлли: Когда они пришли за финальным сезоном, я сказал, «Просто скажите, что у вас есть какая-нибудь идея.» Они сделали презентацию. Сделали ее для нас, но мы показали ее на Комик-Коне. Я сказал, «Это самая крутая идея на свете». Думаю, этим они обеспечили сезон.
Ноубл: Для нас это идеально — 13 эпизодов, чтобы все закончить. Отличный способ для завершения, снимаю шляпу перед Fox, потому что это очень серьезный жест.
Райлли: Когда есть сериал, который тебе очень нравится и у которого большая фан-база, хочется довести дело до конца. Это был беспроигрышный вариант.
Ноубл: В основном, это сезон для фанатов. Мы сериализовались. Мы вспомнили прошлое, перенесли его в настоящее, пересмотрели персонажей, мысли, эксперименты из второго сезона, например. Актеры наслаждались процессом.
Джексон: Джоэл серьезно, очень серьезно посвятил себя тому, чтобы собрать все в одну историю. У нас не было 22-ух эпизодов, или даже 15-ти, но это одна история. Нам даны все возможности оглянуться на каждого из персонажей, подумать, как изменились бы отношения и динамика, а также уверенность в будущем. Мы знали, что все идет к завершению, и нас не застигнет врасплох какой-нибудь неожиданный поворот сериала.
Николь: Честно говоря, я была очень благодарна, что у нас было четыре сезона. Поэтому, когда мы узнали о том, что нас продлили, по ощущением это был большущий подарок всем, кто смотрит сериал. Вот что можно получить за то, что ты такой подлинный, искренний, стойкий фанат сериала. Это отдача. Расплата за то, что вы следили за нами в разных вселенных, разных временных линиях, играющих разных персонажей, в разных таймслотах. Пятый сезон — огромная благодарность всем, кто оставался с нами все это долгое время.
Джей Джей Абрамс: К счастью, благодаря фанатам и каналу, нам разрешили закончить дистанцию и завершить сериал приемлемо. Нас и не выбросили из эфира и не позволили задержаться на слишком долгое время. показал мне, что самые странные, нереальные и смелые сюжетные линии не исключают того, что история может быть эмоциональной, увлекательной и чарующей. Я очень горжусь тем, что связан с сериалом, и это из-за того, что он очень верен своему названию. Нельзя поспорить с тем, что шоураннеры на протяжении многих лет преданно делали лучшую версию шоу, не шли на компромиссы в попытках привлечь аудиторию, и я очень благодарен за то, что они сделали.

 

Обращение Джей Джея к фанатам

Обращение Джей Джея к фанатам

Во время сезона случилось большое горе: дочь Питера и Оливии, Этта (Джорджина Хайг) была трагически убита вскоре после воссоединения семьи.

Джексон: Смерть их ребенка и внучки Уолтера изменила ставки и мотивацию для всех персонажей.
Ноубл: Это великолепная история. Неизвестно, как справиться с этим горем, но все они связаны друг с другом, потому что они все, что осталось от восстания. Это очень мощный повествовательный инструмент.
Николь: Выживать без жертв в таком мире нет способа и сериал пошел по очень реалистичному пути, пусть он и научно-фантастический. Не все выходят живыми, не все совершают правильные поступки, не все всегда принимают правильные решения. Мы все те же персонажи со своими недостатками, только живем в этом жутком будущем с Наблюдателями.
Торв: На этот раз Оливия решила оплакать Этту и справиться с горечью иначе и наладить отношения с Питером, вместо того, чтобы отдаляться от него. В этом смысле, я думаю, у Оливии были мысли, «Черт, это снова случилось, и я не собираюсь повторять свои ошибки».

Разумеется, на пути к финалу будут и другие смерти. Но продюсеры надеются, что когда все будет сделано и сказано  у фанатов останется чувство, что их любимый персонаж все еще где-то здесь, во вселенной.

Вайман: Я хотел лишь убедиться, что буду выполнены два очень конкретных критерия: первый – персонажи подойдут к логическому завершению и станут самостоятельными. Вернитесь к первому эпизоду и спросить, «А кто все эти люди?». Я имею ввиду, раньше Питер ненавидел своего отца, а теперь он любит отца. Оливия говорила, «Я не верю людям», а теперь говорит «Я верю, я нахожу силы в уязвимостях». Уолтер говорил, «Я горд и я сделал ошибку», а пришел к, «Да, я понимаю, что я не бог и должен загладить вину». Персонажи прошли длинный путь. И второй критерий -  я надеюсь, что все произошедшее определенным образом, возможно немного не таким, как я ожидал, имеет смысл. Надежда для меня очень важна и мне не нравится и не хочется прощаться, поэтому я просто назову это концом главы. Я хотел убедиться, что отдал должное и хотел позаботиться о нашей аудитории.
Джексон: Я думаю, что весь пятый сезон был завершающей частью истории Fringeи мы смогли так много всего разрешить по пути к финалу. По ощущениям мы проделали хорошую работа, дорисовывая последние штрихи в Fringeи оставляю персонажей в хорошем месте. Вайман написал идеальную концовку для моего персонажа. Его путешествие от блудного сына к преданному отцу и мужу закончено.
Ноубл: Каждый ждет от финала чего-то определенного, я прочитал половину сценария и подумал, «О, Боже! Это прекрасно. А что случиться во второй части?» А когда я прочел вторую половину, то вздохнул с облегчением, потому что сценаристы сделали законченный эпизод насколько хорошо, насколько я мог об этом мечтать – для всех персонажей, для сценария, для природы . Это сильнейший эпизод. Джоэл понял все это, поэтому мы работали по ночам, но оно того стоило. Это восхитительно.
Торв: Думаю, что зрители будут довольны и удовлетворены.
Райлли: Думаю, фанатам понравится. Эпизод чертовски крут.

Спустя пять лет, уходит из пятничного эфира, но вы уже попрощались с персонажами, когда в декабре завершилось производство.

Джексон: Не уверен, что уже готов говорить об этом. Пока ощущения хорошие, сериал закончился в хорошем месте и у нас была возможность попрощаться. Я до сих пор иногда просыпаюсь с мыслью, что опоздал на съемку. Но капля за каплей все ускользает.
Николь: Последний день был эмоциональным, но не столько для самого персонажа, сколько для обстановки, в которой персонаж существовал. Последний день дался мне очень тяжело, потому что пришлось прощаться с семьей, которая у нас образовалась за четыре года.
Гейбл: Это была горькая радость. У меня определенно появилась пара друзей в этом сериале, друзей, с которыми я еще увижусь, и по ощущениям это вовсе не конец. Скорее новое начало.
Ноубл: Мы создали дружбу,  которая продлится на протяжении жизни и не угаснет только потому, что мы больше не вместе на съемках. Эта дружба очень особенная. Мы как семья, и мы очень любим друг друга.
Реддик: То же самое я чувствовал, когда завершился TheWire. Я даже не представлял, насколько буду скучать по людям, с которыми работал последние пять лет.

Как вы оцениваете финал ?

View Results

Loading ... Loading ...

Тесные отношения между актерским составом помогли оставить множество приятных воспоминаний.

Николь: Мои самые теплые воспоминания связаны со смехом на съемочной площадке, будь Джон Ноубл, делающий что-нибудь непристойное, или когда я пытаюсь заставить Лэнса выйти из роли.
Реддик: Больше всего мне запомнился один розыгрыш. Кажется, это было после обнаружения печатной машинки, которую использовали для передачи посланий между вселенными. Уолтер постоянно носит с собой еду. В той сцене, где мы находим это устройство, Уолтер достает печенье и начинает есть его, при этом изучая печатную машинку. И Джон сказал, что во время следующего дубля нам всем стоит начать есть печенье. Когда Уолтер нагнулся, мы с Джошем и Анной вытащили печенье и начали сосредоточенно его есть, тут-то Джон и сорвался. Никто из съемочной группы тоже не знал, что мы собираемся сделать. Все буквально взорвались смехом.
Джексон: Никогда не импровизируйте с лакричными палочками Red Vines. Пять лет будете с ними мучиться.
Николь:
Пожалуй, больше всего мне запоминилась одна сцена с моим двойником. Мы с дублером, которого зовут Николь, снимали сцену, где я играла альт-Астради и объясняла Астрид,  как мой отец умер. Посреди речи альт-Астрид плакала, и слезы потекли и по лицу Николь. Это было невероятно искренне, хоть мы больше никогда не говорили об этом.
Ноубл:
Я никогда не забуду эпизод, где у Астрид и альт-Астрид были совместные сцены.Было так прекрасно находиться в одной комнате с Джесикой, когда это случилось.
Николь:
Уолтер никогда не произносит ее имя правильно. Он знает, как ее зовут. Ему просто нравится дразнить ее.
Гейбл:  
Мне очень понравился эпизод, где Питер и Линкольн пересекли вселенные и проникли на другую сторону. У нас случился своеобразный броманс.
Николь:
Если пить каждый раз, когда Астрид на экране, и при этом ничего не говорит, то к концу эпизода вы уже будете в хлам.
Ноубл:
Я частично горжусь тем, что Уолтер перешел на другую сторону и украл другого Питера. Это был важнейший эпизод. И прекрасный простор для актерских возможностей. Мне пришлось играть Уолтера до того, как он утратил рассудок. К тому же теперь аудитории стало ясно, что вообще происходит, что этот человек в своем горе пошатнул равновесие вселенных.
Джексон:
По непонятной причине мы никогда не снимали фото съемочной группы, так что за ночь до конца съемок я попросил фотографа, можно ли это устроить. Вайман дал нам свое благословение и на последнюю ночь, прямо перед последней сценой, после 20 часов работы наша уставшая и вымотанная съемочная группа сделала первое и последнее фото вместе. 

Но актерский состав навсегда сохранит воспоминания о , в буквальном и фигуральном смысле.

Гейбл: Я украл много всего. Маленькие заколки и значки, на которых написано Division. У меня есть один значок Линкольна Ли из альтернативной вселенной. Мне просто нравится хранить эти воспоминания.
Абрамс:
У нас всех есть деревянные бруски, которые раздали всей съемочной группе. Они похожи на детские бруски, только на этих выведено . Будет служить прекрасным воспоминанием о сериале.
Николь:
Я унесла свой раскладной стул. Это был первый стул с моим именем в моей карьере! Я думала взять что-нибудь из лаборатории, но подумала, что ни одна пробирка не сравнится с хорошим временем, проведенным на сериале. Звучит слащаво, но мои воспоминания лучше всего будут напоминать о времени на этом проекте. Это и обещание от Анны показать пару трюков по вязанию!
Джексон:
Тут я опростоволосился. Я так устал прошлой ночью и был так рад финалу, что не додумался ничего захватить.
Ноубл:
Я унесу с собой множество воспоминаний. Да и вне своей привычной среды некоторые вещи не значат то же, что и у меня в памяти. Они привязаны к времени и месту. Я буду скучать по лаборатории, потому что лаборатория – это сердце . У меня до сих пор ощущение, что я прихожу домой, когда прихожу туда на съемочную площадку.  Я мог бы ходить там часами и предаваться воспоминаниям глядя на все те вещи, с которыми нам приходилось экспериментировать.

Первую часть читайте здесь.


Pinterest
VKontakte
Метки: 

12 комментариев

  • кому какой самый ближайший аналог сериала приходит в голову из нане идущих?

    • Наверное Супернатуралы. Но они уже выдохлись.

      • Да ну, по моему Натуралы вообще другая тема :)

        • Из похожестей: сюжет вокруг одной семьи, папашка — причина всех событий, постоянные смерти-воскрешения, глобальное зло, скачки во времени, прыжки по мифологиям. И снимался в Ванкувере.

          • угу, а еще у обоих дистрибьютор уорнер бразерс. супернатуралы с гранью рядом не стоят)

            • Ага, они хоть иногда забавные.

    • continuum

      rerf2010rerf
  • Клево, спасибо за перевод.
    Хотя ну я совсем не могу смотреть пятый сезон Еле три эпизода за четыре месяца посмотрел, совсем он мне не нравится. Видимо, я не вхожу в какой-то круг фанатов, как они здесь говорят, хотя всегда считал обратное.
    После эпизода Worlds Apart (я бы был не против, чтобы он стал финалом всего сериала) мне не нравится все что происходит. Но я к ним очень хорошо отношусь, и надеюсь что дальше пятый сезон пойдет получше, когда я к нему вернусь

    • будет только хуже.

  • «Видимо, я не вхожу в какой-то круг фанатов» скорее вы входите в круг фанатов ранних сезонов(сам такой).

  • В целом я согласна с шоураннерами, что сериал получился на Грани. Дыры в сюжете очевидны, некоторые сюжетные линии не закончены. Но в целом, почему-то сложилось положительное впечатление. Мне нравится героиня Анны Торв, она и правда — особенная. Мне нравится Питер, потому что он тоже особенный. Бесподобен наш чокнутый профессор с его полоумными замашками и Астрид, которая являлась человеческим лицом всего Fringe (потому что только она вела себя как нормальный человек, а не как супер герой).

    Лично мне нравится тема с Альт-Оливией и Линкольном. Да и вообще, все эти перетасовки и перебежки с одной реальности в другую — интересная штука ^^

    Ставлю сериалу твердую 4. Неплохой сериал, но на любителя. :)

  • Ноубл: Не только мои слова: не думаю, что в мире существует фан-база сильнее, чем у Fringe. Меня довольно впечатлил фандом Lord of the Rings, но ничего похожего на Fringe у них не было. Без сомнений, мы все еще здесь только из-за наших фанатов.

    Я не понял- это был наезд или повод для драки

Оставить комментарий

Примечание: Если Вы хотите добавить аватар к своему комментарию, воспользуйтесь Gravatar. Просто зарегистрируйтесь там с тем же e-mail, который вы используете в комментариях. А также, Вы можете использовать такие тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>