Тема: Литературa  (Прочитано 51280 раз)

Nikquest

  • Амазонка
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 4898
Re: Литературa
« Ответ #390 : Август 07, 2018, 04:00:03 am »

Книги июня 2018.

Отличные.

  • Ричард Матесон, «Нажмите кнопку». Сборник рассказов. До этого читал Матесона лишь урывками, а тут вышел целый сборник его миниисторий. Временной разброс написания рассказов, включенных в сборник, поражал – от 1950-ых до 2000-ых. Самое интересное оказалось, что наиболее сильные вещи приходятся на 20-й век. Жанрово почти все рассказы – хорроры и мистика с примесью сюжетной интриги, иногда дубовые, иногда обычное «бу» по типу Черной Руки, годные лишь для пересказов малышне у костра, но у них всех есть общая деталь. Либо непредсказуемая концовка, либо оказывающийся в интересном положении герой. Многие рассказы сейчас уже поросли мхом и обросли мемами, но для времени их написания это были очень любопытные и смелые вещи. Дети-уроды, монстры в гробах, предвестники смерти, звонящие по телефону, куклы-убийцы, инопланетяне, нечистая сила, искушающая людей… А в сочетании со стилем Матесона и его умением нагнетать тревогу в абсолютно обычных ситуациях, добрых две трети историй цепляли меня от начала и до развязки.


Хорошие.


  • Себастьян Фитцек, «Я – убийца». Не первый раз у Фитцека детективные события обставляются так, что можно запросто подумать о вмешательстве потусторонних сил или хотя бы о мистической подоплёке. Судите сами: смертельно больной ребёнок, которому едва-едва исполнилось десять лет, вдруг начинает утверждать, что неоднократно убивал людей 15 лет назад, при этом приводит настолько мелкие подробности преступлений, о которых никто не должен бы знать, что здравый смысл начинает отказывать даже скептически настроенному адвокату. Проверка фактов все подтверждает и еще больше запутывает дело. Может, действительно, Фитцек ударился в аналог «Икс-файлов» и вплел в детективный сюжет историю о переселении душ? Роман держит в напряжении и незнании истины буквально до последней главы, попутно обрастая еще парочкой интригующих загадок и откровенно криминальным душком, однако никакой мистики здесь не будет: объяснение «убийств в прошлой жизни» вполне реальное и довольно неожиданное, пусть и немного разочаровывающее своей «притянутостью».


Средние.


  • Роберт М. Вегнер, «Память всех слов». (Четвёртая книга цикла «Сказания Меекханского пограничья».) Увы, первая книга в цикле, которая часто по ходу чтения вызывала отторжение и лютую скуку. Вот насколько я был в восторге от сборников рассказов/повестей и «Неба цвета стали», настолько же не зашло продолжение приключений Альтсина и Деаны. Может, оттого, что все слишком «схлопнулось» для них в парочку локаций, может, из-за обилия никуда не ведущих глобальный сюжет сцен, может, сами персонажи не такие интересные как Горная Стража, чьи похождения, вызовы и моральные дилеммы для меня просто шик и блеск, может, из-за наполненности мистическими событиями и всяческими божественными вмешательствами, что меня обычно отторгает. А может, я просто перенасытился этим циклом и стилем, которым он написан. Так или иначе, а читать «ПВС» больше чем по сотне страниц в день было тяжело, а местами и вовсе муторно. Посмотрим, что будет дальше, но ожидания и авансы к следующей книге цикла несколько охладились.

  • Себастьян Фитцек, «Тот, кто виновен». В этот раз Фитцек решил триллерно проехаться по педофилии и концепции всеобщей слежки и показать, как сильно общественные устои и искусственный интеллект могут испоганить жизнь. Получилась, скорее, агитка «от противного» на тему вредоносности ИИ, лихо очерняющего человека по его поведению в соцсетях, и спецслужб, берущих под контроль Интернет. От триллера тут только общая динамичность, лихие сюжетные повороты да парочка ситуаций а-ля «выжить любой ценой», но книга честно держит темп до финала.
    Отдельно хочется похвалить авторское послесловие, в котором Фитцек признает, как сильно его волнует поднятая в романе проблема. Настолько, что он сознательно пошел на довольно подлый ход: заставил читателя сопереживать и сочувствовать педофилу. И он не стесняется в этом признаваться, считая, что цель оправдывает средства. Только вот горькая ирония: в самом романе другая цель идет вразрез с допускающими ее существование средствами, нисколько их не оправдывая. Получилось либо намеренное двуличие (ничего негативного в это определение в данном контексте я не вкладываю, просто как факт), либо торжество художественного вымысла, допускающего разночтимые цели. В любом случае, послесловие дает дополнительную пищу для ума, даже большую, чем сам роман.

  • Чайна Мьевиль, «Последние дни Нового Парижа». Не дождался официального перевода, но и неофициальный оказался весьма неплох. Как и сам коротенький роман, прочитать который можно всего за пару часов. И эта пара часов пройдет довольно бодро и одновременно вязко, Чайна в очередной раз придумал интересную концепцию, смешав альтернативную реальность, где Вторая Мировая война подзатянулась еще на полдесятка лет, с настолько густым сюрреализмом, что кажется, будто ты сам находишься в альтернативной реальности и читаешь существующий в ней приквел-спин-офф к «Вокзалу потерянных снов». Рогатые обитатели ада только усиливают это ощущение, а всяческие сюрреалистические полотна, разбросанные тут и там – словно живые иллюстрации к творящемуся безумию. Увы, но за исключением концепции и практически всегдашней для произведений Мьевиля анархической безуминки в романе нет ничего, что бы выгодно выделяло его из всей библиографии, а короткий объём (право слово, я повести длиннее читал!) и зацикленность на сюре, которого здесь чрезмерно много и который мне не совсем пришелся по вкусу, не дают оценить на что-то большее, чем «приятный середнячок». Однако всем любителям фантазий Мьевиля пропускать не рекомендуется ни в коем разе.


Плохие.


  • Мэтт Рафф, «Страна Лавкрафта». Под литературной эквилибристикой, лавкрафтианскими мотивами каких-то затрапезных культов, мистической порошей и попытками сыграть на социальной проблематике и расовой сегрегации отчетливо виден совершенно беспонтовый и невероятно унылый недотриллер о «белом расизме», который и является как целью, так и средством донесения прописной истины: неграм жилось плохо.
    Вся книга о притеснениях чернокожих. Казалось бы, а где титульный Лавкрафт, на которого я и клюнул (ну, еще на нового для себя писателя, у которого одновременно вышли две книги в интересующем меня жанре)? Каким образом Америка 50-х с унижениями чернокожего населения сельских глубинок превратилась в страну, культивирующую условных Древних? А никаким. Самый максимум от Лавкрафта здесь – это упоминания его сущностей да некий ореол таинственного мистицизма, идущий от местного Ку-клукс-клана. Даже если бы в финале книги всех этих тупых, вечно ноющих и уй-боже-как притесняемых афроамериканцев лихо скормили пробудившемуся от столь ужасной нетолерантности Ктулху или отправили пинком под зад на какой-нибудь Юггот, даже тогда название-замануха вряд ли стало бы уместным. А так имеем лишь злоключения негров, подаваемые исключительно с позиции контрастно чинимых им неприятностей белыми гаденышами. Все это еще и написано ужасно скучно, неинтересно. Подобие сюжета пестрит идиотизмами и тут и там вскрывающимися мистическими нарывами, разбрызгивающими гной на обычнейшую соцагитку, персонажи поголовно грешат невменяемостями и нарочитой примитивностью, а дорожное путешествие вышло на редкость отвратным и нисколько не увлекательным. Да, все как завещал автор «Безопасного путеводителя для негров» – зачем героям лишние проблемы?!
    И стоило ради этого приплетать сюда Говарда Филлипса?.. Ктулху его знает.

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #391 : Август 10, 2018, 11:19:51 am »

20 Незнакомец
    Харлан Кобен

Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #392 : Август 26, 2018, 19:16:10 pm »

21«Пуля для адвоката» Майкл Коннелли


Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #393 : Август 29, 2018, 14:45:01 pm »

22 Ловушка для адвоката
    Майкл Коннелли



23 Идеальный треугольник
     Майкл Коннелли
Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #394 : Сентябрь 03, 2018, 16:57:36 pm »

24 Последний срок
Майкл Коннелли

« Последнее редактирование: Сентябрь 03, 2018, 17:09:19 pm от Гейдрих »
Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Nikquest

  • Амазонка
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 4898
Re: Литературa
« Ответ #395 : Сентябрь 08, 2018, 18:09:54 pm »

Книги июля 2018.

Отличные.

  • Брайан Стейвли, «Клинки императора». (Первая книга цикла «Хроники Нетёсаного трона».)
    Больше четырёх лет назад я прочитал «Песнь крови» Энтони Райана. Книга мне отлично зашла, и с тех пор я безустанно искал среди новинок нечто максимально похожее на нее. С того дня я открыл для себя с десяток авторов, чьи фэнтези-циклы были лучше или наравне с романом Райана: Сандерсон, Макклеллан, Вегнер, Бретт, Буллингтон… Но по-настоящему схожих мотивов не находил нигде, и как назло, даже продолжение «Песни крови» серьезно забуксовало на те же 4 года. К счастью, мне повезло наткнуться на очередного фэнтези-дебютанта, и именно «Клинки императора» будто вернули меня на исходную позицию поисков. Теперь вновь нужно искать нечто похожее, только уже на две книги.
    В чем разительное отличие «Клинков» от «Песни»: возросшее количество героев в разных локациях и отсутствие масштабных битв. И если первое только приветствуется, то второго не замечается вовсе, только постфактум уже, после прочтения, начинаешь себе мысленно проговаривать, мол, как было бы здорово, замути Стейвли парочку эпических сражений. Но, видимо, они будут в продолжениях.
    Что касается героев, то максимально на ученические похождения Ваэлина походит лишь одна линия «Клинков». И обучение императорского отпрыска всяческим навыкам борьбы и выживания здесь показано невероятно увлекательно. С сопутствующими трагедиями, предательствами, покушениями на жизнь – все как полагается в добротном героическом становлении воином-стратегом-командиром из неоперившегося птенца. Две другие сюжетки удались чуть похуже. Вернее, даже не «две», а «единичка с одной восьмой», поскольку линия сестры крайне скудна на хронометраж и составляет едва ли пару глав, да и особого интереса не вызывает вплоть до финального твиста. Зато второй братец, прямой наследник насильно почившего императора, пребывающий в каком-то заброшенном на краю света монастыре, где постигает духовное самосовершенствование, неожиданно сам для себя становится объектом охоты и понятия не имеет, кому можно доверять. Помимо всего прочего за ним еще и охотится древнее чудище, неизвестно как пережившее истребление века назад.
    В общем, скучать не приходится, а тот факт, что убийство императора доходит до братцев очень медленно, лишь подогревает интерес к развитию событий. Потому что такой сюжетный столп обязательно разделит их личности на «до» и «после», и важнее, чем просто наблюдать за их обучением, становится понять, каким каждый из них подойдет к этой вехе, с каким запасом душевной и физической прочности, с каким чувством ярости и насколько сильным будет желание отомстить. А ведь оба брата ходят по кромке пропасти, пребывая в потёмках, иной раз даже в прямом смысле.
    Осталось только дождаться продолжения. Которое, надеюсь, выйдет на русском языке раньше 2022-го года :) Иначе будет очень уж сильное дежа вю.

  • Джеймс Реннер, «Затворник с Примроуз-лейн».
    Довольно необычный детектив, по мере развития плавно переходящий в хронофантастику. Впрочем, это его не портит, как некоторые другие вещи, в которых фантастический или мистический элемент портачит всю логику происходящего и показывает, что у автора без подобного приема концы с концами бы не сошлись. Здесь же с самого начала начинаешь подозревать, что к чему-то подобному все придет, намеков и подсказок дается вполне достаточно, как и ружей, выстреливающих только под правильным углом. Да и собственно детективная интрига отличная, так что смена жанра сказывается лишь на общем настроении романа: он приобретает другую тональность и дергает за другие струнки интересности, заставляя по-иному взглянуть на предыдущие события. А еще подкидывает читателю моральных дилемм из серии «является ли убийство своего двойника из будущего самоубийством и допустимы ли подобные вещи с этической стороны?». Автор каким-то хитрым образом избегает временных петель (по крайней мере, явных обязательных зацикливаний), но подает все так, что читатель понимает всю безысходность иного выбора.
    Из других плюсов: отлично передан процесс принятия главным героем правды, хорошо вставлены нарезки из прошлого, дающие понять, как сильно главный герой с женой любили друг друга, вообще история их отношений мне была даже интереснее и детектива, и фантастики, поскольку оба были со своими тараканами и будто соревновались, чьи экзотичнее. Трагедией их столь скоро разрушившегося союза вполне проникся. Быт и странные замашки таинственного отшельника, не оставляющего отпечатков пальцев, интриговали даже всего лишь парой упоминаний, а уж когда этому нашлось объяснение – и вовсе хотелось перечитать начало, чтобы увидеть развешанные «крючки».
    «Затворник с Примроуз-лейн» – неочевидная с первых страниц хронофантастика такого типа, который подает путешествия во времени как вынужденную меру, а не в приключенческо-развлекательном аспекте. Тот случай, когда цель важнее, пусть и всего лишь для пары-тройки изменившихся судеб.

  • Роберт Чарльз Уилсон, «Слепое Озеро».
    Обычно я с легким скепсисом ожидаю от научной фантастики такого рода сухости и заметного отсутствия интереса автора при работе над персонажами в пику стремлению полностью сосредоточиться на научных идеях. И как же я рад, что уже второй роман Уилсона подряд разбивает эти опасения! И если в «Хронолитах» персонажи просто хорошо ощущались и не были обычными функциями, то в «Слепом Озере» они именно что ЖИВУТ. Работают, нормально общаются, срываются, паникуют, строят отношения, ошибаются, выступают на публике с докладами, спорят друг с другом, создают семьи и союзы и разваливают их… Отдельного упоминания в их кипучей деятельности заслуживает и Главная Сюжетная Веха: просмотр и анализ «научного реалити-шоу» – наблюдение за неким субъектом, находящимся на другой планете и принадлежащим к совершенно иному виду, нежели известно науке. В общем, Уилсон отлично показывает людской быт и социальную жизнь, и это отдельно подкупает. Причем, настолько бытовушны многие страницы, что некоторым это не пришлось по нраву – якобы, читать скучно. Так нет же! С интригами у романа тоже полнейший порядок. Их несколько, они наслаиваются друг на друга, плодя новые вопросы и регулярно возвращаясь к старым проблемам. Что за странный карантин объявили власти? Что творится за пределами маленького городка, не на одну неделю лишенного любой связи с внешним миром? Что за странного «призрака» видит маленькая девочка? Какое отношение ко всему этому имеет наблюдение за внеземной жизнью на далекой-далекой планете? Как окажутся связаны миры, находящиеся на немыслимом расстоянии (около полувека!) друг от друга? До чего дойдет явно назревающий конфликт? Меня это все захватило и не отпускало до финала.
    Что же до научных идей, то и с ними полный порядок. Особенно это касается схем и самого наблюдения за далекой планетой, а также объяснения всей ситуации, ставших возможными благодаря эре Новой Астрономии. Само по себе нахождение новой расы уникально для Земли, но Уилсон так сочно описывает видеопохождения инопланетянина, его поведение, внешний вид, устройство их социума, странные повадки, любопытные действия, что на секундочку закрадывается сожаление: на нашем веку подобное вряд ли случится.
    «Слепое Озеро» – отличнейший сплав научного и бытового, идейного и социального, с примесью философии и ксенофантастики, а также стремления понять, каким еще может быть обитаемый мир в пределах нашей вселенной.

Хорошие.

  • Джайлс Блант, «Сорок имён скорби». (Первая книга цикла «Джон Кардинал».)
    Удивительно реалистичный, даже можно сказать дотошный до средней формы занудства детектив. Настолько трудно читался, что некоторое время назад, когда вышел первый сезон канадского сериала по этому циклу, я захотел ознакомиться с первоисточником, но забросил, не дочитав даже до трети. И вот недавно, уже после второго сезона сериала, решил вернуться к книжному «Кардиналу». Он по-прежнему читается вязко, но теперь, благодаря сериалу, события не выглядят размазанной густой кашей, а четко укладываются в картинку.
    Передача канадской зимы с холодами и льдами отлично вписалась в детектив про маньяка, явив собой эдакого «младшего брата скандинавского нуара», а сам Джон Кардинал по уровню обуздания своих демонов запросто мог бы посоперничать с небезызвестным Лютером из британского сериала. У него куча проблем, он сам не без греха, но яростно борется за то, что считает правильным в текущем расследовании. Не ждите от книги шокирующих развязок или зрелищных описаний экшена, это детектив совсем иного рода, приземленного, бытового, здесь триллер охоты на маньяка представлен как будто сельская участковая полиция ловит магазинного воришку, гоняясь за ним по огородам. Только в условиях холодов, унылой тоски и апатии. Но если вам удастся попасть в вязкий темп книги – можно получить немало своеобразного удовольствия. И все же рекомендую перед этим глянуть первый сезон «Кардинала», он короткий, всего 6 серий, зато читаться потом будет не в пример легче, к тому же, экранизация вышла далеко не дословная.

  • Джонатан Мэйберри, Джордж Э. Ромеро, «Ночи живых мертвецов». Антология рассказов.
    Я более-менее равнодушно отношусь к тематике зомби в кино и на тв и вряд ли когда-нибудь предполагал, что буду читать сборник рассказов о живой мертвечине. Но поскольку антология вышла в серии «Мастера ужасов», ни одной книги которой я пропускать не собираюсь, читать эти истории пришлось. И неожиданно зацепило! Причем, уже с самой вступительной части авторов сборника (один из которых – Джордж Ромеро, с миром зомби знакомый с самого его зарождения), чьи слова в статьях навеяли чудесной ностальгии. Более того, двойное вступление по совокупности, на мой вкус, получилось даже лучше всех рассказов, поскольку оно искреннее, теплое, о детстве и тех крутых переживаниях, знакомых большинству детей.
    Рассказы же повествуют о мире, который застал врасплох зомби-апокалипсис, случившийся вот буквально вчера, а иногда прямо сегодня. Герои сталкиваются с мертвецами по-разному, реагируют на них по-разному, уроки из встреч извлекают и вовсе порой диаметрально противоположные, но в целом большинство историй – это такие камерные зарисовки о Дне Ч мыслями и поступками очевидцев. И неважно, где он тебя застал: на поле боя под кучей трупов своих и чужих, в холодном морге, где приготовились вскрывать «свежачка», в уединенном месте в лесной глуши, даже в космосе. Везде основа – нежданчиковость, попытка переварить происходящее или подстроиться под него. Встречаются истории, в которых зомби служат мерзким личностям для устрашения или получения желаемого, есть даже рассказ о казни при помощи зомби, есть история о дрессированных зомби на арене для представлений или зарисовка о человеке, решившем примкнуть к усопшей жене. Тут и там встречаются забавные отсылки к «Ночи живых мертвецов» да и в целом видно, что авторы работали над предложенным им контекстом как могли. И за исключением парочки просто отвратительных вещей (как ни странно, связанных с геями, ужасно мерзотным фанфикшенством или ощутимо раздражающими, перешагивающими грань сценами), уровень рассказов по литературной и смысловой составляющим примерно одинаковый.
    А благодаря короткому объёму эти истории не успевают надоесть. Они скоротечны так же, как первая встреча с мертвячком.

  • Ричард Лаймон, «Луна-парк».
    У меня есть определенное правило: последние года три-четыре книги, написанные до моего рождения (плюс пару лет после), я читаю очень редко, делая исключения только для знаковых вещей, классики или если уж прям очень-очень захотелось по какой-то веской причине. Можете считать это избалованностью современной литературой, если угодно, но уже не раз и не два я натыкался на то, что книга банально устарела и неспособна сейчас подарить те же эмоции, которые дарила читателям в момент выхода. А раз невозможно вернуть то время, вычистив из памяти сотни современных книг и по максимуму представив литературные вкусы тогдашней публики, то и оценивать более-менее честно не получится.
    Так вот, «Луна-парк» – это как раз-таки классический случай того, что наверняка смотревшееся в 1989-м году свежо, вызывающе, остросюжетно и в ногу со временем со своей проблематикой и густой атмосферностью, спустя тридцать лет читается, мягко говоря, кривовато. Если бы не серия «Мастера ужасов», я бы вряд ли когда-либо обратил внимание на этот хоррор с элементами сплаттерпанка, а напиши сегодня какой-нибудь подражатель Кинга или Литтла подобную историю в таком же стиле – поморщился и отнес к категории «нечитабельно». Потому что – ну что это такое? Почти вся книга – то эротические грезы подростка, то какая-то замшелая охота на бомжей (троллей, как их тут называют). Только ближе к финалу появляется некая инфернальщина, но и та сводится к обычному гигантскому уродцу. Вдобавок ко всему, это еще и подается нарочито примитивным языком, а вялые потуги автора описать эротические действия и мысли приводят лишь к смешкам и чувству стыда за героев. На фоне этого попытки залетного пацана вписаться в крутую новую компашку поначалу читаются хоть с каким-то интересом (хотя его упоротое желание быть с ужасной, но сексапильной Таней вместо Светлячка порой заставляло люто краснеть за его выбор), а приключения девушки-барда со светлой лирикой (песня про страну Мурмяу – возможно, лучшее, что есть в книге!) и вовсе воспринимаются как отдых. Но к сожалению, этого мало, чтобы скрасить унылые будни ночных избиваний бомжей и не менее унылые патрулирования улиц парой копов.
    Почему же при таком негативе довольно высокая оценка в 7 баллов? Потому что я как мог пытался объективно оценить положение и хотя бы постараться понять, как книга читалась на момент выхода. Сейчас это, конечно же, архаика, интересная лишь парой твистов в сюжете (которые, буду честен, меня приятно удивили!) да общей ситуацией взросления подростка, но, думаю, в 90-х Лаймон своим кровавым эротическим сплаттерпанком произвел если не фурор, то близкое к нему впечатление.
    Жаль только, что мне эта книга не попалась хотя бы в середине нулевых.

Средние.

  • Бернадетт Энн Пэрис, «За закрытой дверью».
    Средненький бытовой триллер о семейном психологическом насилии, полный заезженных идей с феминистических плакатов. Завязка стандартнейшая для такого рода чтива, препарирующего зеркальное отражение идеального брака. Муж – красавец, богач, успешный адвокат, душа компании. И по совместительству – домашний тиран, наглый шантажист, беспринципный козел и извращенец, питающийся страхом и отчаянием жены, которому все сходит с рук из-за неверия окружающих в то, что такой вежливый заботливый лапочка может быть конченым мерзавцем. (Самое странное, что автор не делает из этого интригу: читатель узнает об отвратительной стороне крутого мачо буквально спустя пару глав.) Жена, впрочем, тоже хороша: из-за боязни за судьбу близкого человека не смеет даже осознанно пикнуть, хоть и не является робкой мышкой, но охоту бунтовать в ней планомерно гасят все более и более извращенные игры садиста. Так, например, он морит голодом до смерти домашнего питомца, запирает героиню в комнате на целые дни, где она сходит с ума от скуки, разрабатывает действенную систему поощрений и наказаний, в которой выиграть не представляется возможным, даже истерики на людях оборачивает в свою пользу. Предусматривает буквально каждую мелочь, находясь на три шага впереди. Даже играет с ней в паранойю, передавая ей якобы весточки от догадавшейся подруги. Но наша девица, по всем заветам феминисток, остается сильной духом и волей, хотя психика у нее в раздрае. Она не сломается так просто, она найдет способ поведать миру правду об их идеальном браке, она отомстит проклятому тирану! Финал крайне предсказуем, но выписан довольно хорошо, кармическое решение чутка вытягивает эту семейную лажу на уровень середнячка.

  • Жак Экспер, «Гортензия».
    Чрезмерно наивный роман, полный, как мне показалось, старческого сожаления об утраченной молодости. С самого начала разворачивалось некое подобие интриги, когда сухие строчки протоколов сообщали о чем-то невероятном, случившемся в обычном деле с похищением маленького ребенка. Поначалу истеричная мамаша поднимала всех на уши: по ее словам, она знала, что ребенка похитил отец. В деле было несколько нестыковок, но расследование и поиски спустя время заглохли. Шли годы, пять лет, десять, пятнадцать… Красивая молодая женщина, убитая горем, превратилась в шугающуюся одинокую развалину, заведя странное хобби. И вот однажды, совершенно случайно она встречает девушку, работающую официанткой в кафе, и впадает в полную уверенность: это ее дочь! Она начинает ее преследовать. И вот здесь-то вся история резко катится под откос недостатков, основной из которых – чувство полного неверия в происходящее. Мне трудно поверить, что молодая француженка настолько наивна, чтобы переться домой к подозрительной старухе на чашку чая. Трудно поверить, что она напрочь лишена любопытства и не хочет задавать самой себе вопросы, зачем той это нужно, что за странная вечно запертая на замок комната у живущей в одиночестве старухи, почему она так интересуется ее отцом… Черт, да ей даже коллеги по работе говорят опасаться, а она все равно беспечней некуда. Старуха тоже хороша: вечно сыпет двусмысленными фразами, устраивает пародию на шпионские замашки со слежкой, ссорится с лучшей подругой ради общения с той, кого считает украденной и вновь обретенной дочерью… В диалогах постоянно чувствуется фальшь, но фальшь намеренная, будто одна из дам знает что-то, что неизвестно ни читателю, ни собеседнице. Собеседница относит это на причуды возраста, а читатель, которому к тому моменту уже откровенно наплевать на сюжет, крутит пальцем у виска. К финалу жиденько выстреливает парочка чеховских ружей, но в целом того нагнетания из протоколов в начале книги концовка не оправдывает.

  • Кристофер Прист, «Экстрим».
    Бывают такие книги, которые вроде и должны тебя цеплять, а не выходит, хоть тресни.
    Что меня могло зацепить в «Экстриме»? Да многое. Начиная от тематики взаимодействия двух миров – реального и виртуального, засасывающего в себя кучей соблазнов, главный из которых – возможность жить с погибшим любимым, – и заканчивая целой кучей сценарных квестов, на прохождении которых можно было бы развернуться на всю катушку. О привлекательных мелочах вроде маньячных проделок психопатов, расстреливающих кого ни попадя, психологичности и номинально детективно-триллерного сюжета и говорить не приходится.
    Что меня зацепило в «Экстриме»? Только любопытные квестовые сценарии, и тех оказалось крайне мало. Все остальное либо провалено в подаче (как сюжет, который из детектива то и дело превращается в размазывание соплей), либо смешано в огромную кучу мала. Реально, именно куча и получилась – Прист будто поставил себе целью впихнуть в коротенький роман как можно больше шаблонов условного киберпанка и ни один из них не обыграть на достаточно грамотном уровне.
    Рваное повествование бросает читателей то в один, то в другой виртуальный сценарий – но боже, как же они клишированы и немощны сами по себе. Этой рваностью подачи Прист добился только отсутствия сопереживания главной героине, поскольку невозможно сосредоточиться на чем-то одном для спокойного обдумывания ситуации – бравая ФБРовка то и дело включает режим нагибания внутренних правил программы, чтобы перепрыгнуть в еще один вариант. Бунтарка по духу? Да вот непохоже, иначе бы ее поведение после гибели мужа было бы несколько иным. Скорее, она напоминает изрядно взбаламученную курицу. Как такой сочувствовать – неясно.
    Как и в целом неясно, что этим сборищем слабеньких сюжетных тропов и почти полным отсутствием интриги хотел донести до вдумчивого читателя Прист. Поверхностно – ему удалось сваять непритязательный триллер на пару-тройку часов о последствиях действий разгуливающего по улицам психопата в антураже компьютерной обработки данных. Глубже лучше не вникать. А то еще приглючится, что ты сам в местной Матрице в качестве болванчика для пары слов.

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #396 : Сентябрь 09, 2018, 18:16:53 pm »

25 Дочь убийцы
Джонатан Келлерман

Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #397 : Сентябрь 11, 2018, 17:56:44 pm »

26 Игра в ложь
    Рут Уэйр

Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #398 : Сентябрь 19, 2018, 13:50:13 pm »

27 Афера
     Джон Гришэм

Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #399 : Сентябрь 27, 2018, 20:11:11 pm »

28 «Серая гора» Джон Гришэм

Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Nikquest

  • Амазонка
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 4898
Re: Литературa
« Ответ #400 : Сентябрь 30, 2018, 17:23:49 pm »

Книги августа 2018.

Отличные.

  • Александра Маринина, «Горький квест. Том 1». (Первый том из трёх.)
    Каюсь, после ряда весьма противоречивых последних книг Марининой, в которых она уныло и крайне сухо разглагольствовала на темы, интересные, кажется, только ей самой, за новый ее роман брался с изрядной долей скепсиса. Завязка не предвещала ничего хорошего: очередные исторические хроники о тяжкой житухе в Советском Союзе. Правда, обнадеживали сеттинг современности и подача под углом некоего квестового эксперимента, но по аннотации было непонятно, зачем это нужно было делать.

    И первые несколько десятков страниц худшие опасения подтверждались. Какой-то американский миллионер с богатой семейной историей эксцентричных чудиков на восьмом десятке лет прилетает в Россию, чтобы провести некий социальный опыт, для которого он нанимает знающего местные реалии человека. Тот сводит его со знакомым постоянным читателям Марининой Назаром Бычковым – и вот уже два очень-очень пожилых человека ударяются в то, что в глазах современной публики выглядит старческим маразмом. Однако со временем им удается переломить отношение окружающих (и, что немаловажно, читателей!), которые, пусть и говорят, мол, странное вы дело затеяли, дедки, но охотно ввязываются в этот самый таинственный опыт. Почему таинственный? Да потому, что Маринина, на мой взгляд, абсолютно неуместно (для выбранного ею формата) нагоняет непроходимого тумана на цели и задачи этого квеста. Информацию приходится получать просто по словечку на полсотни страниц! И это при том, что относительно богатой истории американца и его семейного древа вплоть до середины 19-го века подобных ограничений не наблюдается. На одни описания мигреней его самого и прародителей уходит далеко не одна страница, а сколько уделено тому, как сильно они мешали жить...

    В общем, вся суть квеста – собрать в одном месте группу из десятка молодых людей, обеспечить их кураторами и заставить прожить сначала три дня, а потом целый месяц в условиях, максимально приближенных к жизни в Советском Союзе 70-х годов, да еще с выполнением неких заданий. Без телефонов. Без интернета. С проживанием в убогих халупах с одним черно-белым телевизором, показывающим два канала, по которым крутят советские фильмы, передачи, новостные выпуски, обсасывающие политическую ситуацию в стране под соусом ярчайшей пропаганды. С кучей неприкрытого хамства в магазинах, с продуктами, максимально приближенными к тогдашним условиям. Без клубов, без кинотеатров, без развлечений, с часовыми очередями в кафешки. Со чтением книг Горького – певца революции. Все это еще и с проживанием в одной квартире с кураторами: актерами, психологом, поварихой, культурологом, которые тоже жили в те времена и знают, каково это было на самом деле.

    Ни главные цели, ни задачи сего эксперимента в первом томе практически не раскрываются, по косвенным упоминаниям и туманным намекам становится лишь понятно, что это все связано с неким полуторавековой давности событием, запустившим всю цепочку, и большущим призовым фондом, обещанным в награду за некое научное (научное ли?) исследование. И это даже не интриги как таковые, а намеренные умалчивания автора, что поначалу тоже раздражало, но такой прием для Марининой не впервой. Первый том, по сути своей – всего лишь глобальная завязка. В нем мы знакомимся на собеседованиях с основными участниками квеста, с их кураторами, масштабной подготовкой, попутно чуть детальнее и глубже узнаем нескольких молодых «подопытных», у каждого из которых свой мотив для участия. Кому-то нужны деньги, кто-то хочет захомутать богатенького американца, кто-то желает сменить жизненную обстановку из-за душевного раздрая или личной трагедии, кому-то просто нужно где-то перекантоваться пару месяцев, а кому-то это банально «по приколу». Уймой деталей Маринина очерчивает каждого участника, выдавая психологические портреты поколений и с горькой иронией констатируя разницу менталитетов. Порой тут и там попадаются знакомые по другим ее произведениям герои (Дзюба, Сташис, Максимова), но какой-то важной роли (кроме дяди Назара) они играть не будут. Хотя нет, уже знакомая читателям геммолог Евдокия станет основной участницей квеста, а Максимова будет проводить первичное собеседование (странно, что Каменскую не позвали, не теряю надежды увидеть ее в продолжении), но на этом все.

    И знаете, что? Это, черт возьми, ЦЕПЛЯЕТ! Да, именно так, громко, капсом, совершенно неожиданно. Марининой удалось создать обстановку, в которой участникам изначально некомфортно, но они вынуждены мириться с многочисленными неудобствами, а кое-кто сразу же начал нарушать правила. Первое задание, первый день из трех, еще даже неизвестно, что будет с участниками спустя еще два дня, не говоря уже про целый месяц такой жизни, а молодой читатель уже поневоле примеряет все события на себя. Смог бы я жить без интернета? Без телефона под рукой (а значит, без будильника, музыки, заметок, электронных книг)? Без нормальных такси, прибывающих спустя пару минут? Без привычной одежды, техники, современных удобств? В условиях вечной серости окружающих бетонных коробок? Смог бы я прочитать откровенно нудную книгу за сутки, а потом рассказать, что меня в ней зацепило? И эти многочисленные мысленные вызовы самому себе – это же прекрасно! И второго тома хочется уже потому, что всего одним днем такой жизни Маринина сумела полностью завладеть моим интересом, грамотно расписывая назревающие конфликты и психологически точно и резко описывая многочисленные реакции изумленной молодежи в духе «да как вы жили?!».

    К сожалению, я чуть ли не впервые пытаюсь учитывать изначальное разделение издателями одной книги на несколько томов, поэтому придется повременить с общей оценкой и в дальнейшем, после выхода продолжений, вернуться к эпопее с новыми впечатлениями. А пока оценка первому тому – 8. Уже несколько лет Маринина меня так не цепляла, пожалуй, со времен цикла «Взгляд из вечности» 2009-го года.

    P.S. А окончательно меня покорило в этом романе упоминание сцены из одного из моих любимейших сериалов, «Элементарно». Шутка, ставшая почти ключевой в определенный момент, взята именно оттуда. Вот уж никогда бы не подумал, что увижу подобное в русской современной литературе, далеко не самый популярный сериал, хотя и прекрасный. И тот факт, что 70-летние вымышленные деды в России его смотрят и понимают, мне лично приятен.

  • Питер В. Бретт, «Королева демонов». (Пятая книга цикла «Война с демонами».)
    Вот и подошел к концу цикл, ставший для меня одним из главных книжных открытий прошлого года. Были в нем и взлеты, и падения, но предыдущая часть, «Трон черепов», задала просто невообразимую планку, для преодоления которой Бретту пришлось бы сильно-сильно потрудиться. Справился ли он? И да, и нет.

    К чему в финальном томе нет абсолютно никаких вопросов – это к самоубийственной авантюре Арлена с женой Ренной и Ахмана Джардира с племянницей, в компании плененного мозгового демона отправившихся в Недра, чтобы уничтожить яйцекладущую королеву и предотвратить полнейший трындец всему миру. Вся их приключенческая линия – это то крутейшее жирнющее варево из испытаний, сомнений, превозмоганий, схваток с монстрами, надежд и опустошений, открытий и разочарований, которое поглощаешь со смаком, не отрываясь ни на строчку. И в эмоциональном плане тоже все превосходно: подходя к финалу, читатель находится в таком же вымотанном психологическом раздрае как и прошедшие через ад герои, а правильность самой концовки оставляет скомканный привкус горечи и черствое послевкусие победы. Герои не только сражаются, но и отстаивают свои религиозные и нравственные убеждения, и, честное слово, порой за их философскими пикировками наблюдать куда приятнее, чем за битвами с левиафанами, демонами, адскими псами и прочими чудищами Недр. Просто потому, что за книжный цикл мы прониклись убеждениями обоих, автор раскрыл по максимуму двух своих главных персонажей, прописав им далеко не пару противоречивых позиций. Но делают они одно дело, и ради спасения мира всё религиозное напускное должно уйти.

    Отдельное спасибо Бретту за череду трогательных сцен прощаний. И Ахман, и Арлен прощались со своими родными и близкими перед сошествием в Недра так, что слезы выступали. И траурная церемония во славу погибшего товарища тоже удалась на славу.

    К сожалению, за событиями «наверху» наблюдать отнюдь не столь интересно. Нет, безусловно, там тоже были ярчайшие сцены, развитие остальных героев цикла, свои трагические события, но как будто со смертью одного из главных персонажей «Войны с демонами» в концовке «Трона черепов» что-то надломилось в этой части, отчего той хрупкой близости с героями и их проблемами уже не чувствуешь так остро. Перегорелось. Схватки (в том числе родовые) проходят дежурно, интриги плетутся и разрешаются дежурно, города падают дежурно, даже извращенно мерзкие фантазии Бретта по целой череде насильственных оскоплений и созданию боевого подразделения евнухов во главе с омерзительным садистом, дробящим ногу по косточке в день, только поначалу читались отторгающе и болезненно, а потом – как отрезало (такой вот черный юмор, ага). Ну и рождение двуполого младенца как-то странно смотрится. А в остальном – линий много, событий много, но вся верхушечная часть иной раз нет-нет, да воспринимается как досадная реклама во время захватывающего фильма. Хочется продолжений из Недр, а их все нет, и нет, и нет… По хронометражу на линию Арлена и Ахмана сонедровники уходит едва ли шестая часть толстого томика. И кто бы знал, насколько этого мало!

    Тем не менее, сам финал великолепен. 8,5 баллов, лишь на полбалла ниже «Трона черепов».

  • Хосе Карлос Сомоза, «Соблазн».
    Удивительный автор этот Хосе Карлос. Каждый его роман, что я читал, – совершенно уникальная головоломка, основанная на потрясающем сочетании задумки и текстового воплощения. В его произведениях довольно много обыденности какой-либо профессии, но каждый раз, вступая в сочетание с неким фантдопущением, вся рутина окрашивается невообразимой палитрой интереса. Дело обычно за малым: придумать эту самую детальку, стержень, на который будет наматываться все остальное.

    В «Соблазне» роль детальки играет придуманная автором система Филий и Масок, теория псинома (психологический вариант генома). Если вкратце, то все люди делятся на полсотни групп, каждая из которых получает колоссальное удовольствие, в том числе сексуальное, от определенного сочетания каких-либо жестов, приемов, поз. Если знать и правильно интерпретировать чью-либо филию, а затем создать образ (Маску) и «зацепить» его или её, можно вертеть этим человеком как заблагорассудится, заставляя творить ужасающие мерзости (например, изнасиловать и убить свою любимую дочь, получив от этого небывалый кайф) или, наоборот, полностью лишить воли к их совершению. В Испании введена правительственная программа по созданию и обучению Наживок – людей, которых профессионально учат распознавать филии и влиять на них. Кстати, попадают в эту программу исключительно по научной вариации отбора – только те, у кого есть уникальная предрасположенность. После обучения Наживки поступают на службу в правоохранительные органы и, работая совместно с профайлерами, ловят всяких маньяков, реализующих желания своих филий. Вокруг одного такого дела и построен детективно-триллерный сюжет книги.

    Вся эта техника самую малость смахивает на гипноз, но Сомоза не был бы Сомозой, если бы позволил так банально интерпретировать свою придумку. Как минимум, наслаждением в гипнозе и не пахнет, а в случае удовлетворения филий – оно льется через край, а при особенно сильном варианте зацепа – филик полностью опустошается как личность.

    Ах, да, вишенкой на торте местного фантдопущения является то, что придумал эти филии ни кто иной как Шекспир. В романе целая уйма примеров из текстов его пьес, поведений персонажей трагедий и комедий, так или иначе объясняющих и наглядно демонстрирующих влияние и характерные черты практически каждой важной для сюжета филии, а это где-то половина из полусотни их общего числа.

    Надо сказать, что помимо научной составляющей этой задумки у автора и триллер вышел отменный! К главному маньяку романа у героини – лучшей Наживки последних лет – имеются свои счеты, отчего она вынуждена искать его в поистине форс-мажорных обстоятельствах, прибегая к безумным в рамках романа способам, абсолютно не щадя себя. С интригами тоже все прекрасно. Поначалу крайне непонятная ситуация – как у человека, которого ищет весь Мадрид за череду жестоких убийств, может быть десяток разных филий, если максимум на одну персону полагается одна-единственная, а целая группа маньяков противоречит всем профилям – со временем проясняется, но в середине романа автор делает чудесный твист, и когда кажется, что все страдания позади, намечается нечто куда более интересное, чем охота за аналогом Джека Потрошителя.

    И красной нитью через всю книгу проходит довольно любопытный вопрос-дилемма: является ли предоставление человеку того, что тот больше всего желает на подсознательном уровне, поводом его использовать? Где вообще грань между собственным выбором и теми действиями, на которые тебя прямо или случайно спровоцировали, за что нужно отвечать самому, а за что ответственность перекладывается на Наживку? И насколько наркотична такая власть над людьми, какой силой воли надо обладать, чтобы применять ее исключительно во благо? Впрочем, с последствиями негативных применений читатель тоже неоднократно столкнется, как и с чрезмерностью применений якобы во благо.

    P.S. Главную героиню частенько называют «супервумен». На мой взгляд, куда правильнее было бы прозвище «Чудо-женщина». Хотя бы потому, что её также зовут Диана и она способна узнавать у людей всю подноготную.


Хорошие.

  • Брайан Макклеллан, «Призраки Тристанской низины». (Повесть из цикла «Пороховой маг».)
    Даже не представлял, насколько я соскучился по миру пороха и магии, по героям и их способностям. В этой небольшой повести просто потрясающая концентрация того, за что я полюбил весь цикл. Яростные схватки на поле боя, отстрел магов, быстрая смена ролей «охотник» – «добыча», оборона города, военные хитрости и трусливые бегства, стычки дипломатии с прямолинейностью, невозможная миссия и жертвы, новые колоритнейшие герои и голос старого доброго Тамаса в голове Таниэля… Но главное – ощущение постоянной опасности за плечом и в пороховом дыму. Да, пусть повесть приквельная, да, нам известно, что Таниэль и Ка-Поэль выживут, но даже в этих условиях автор умудряется нагнать напряжения, особенно в схватках со Стражами. И то и дело разбавлять гнетущую обстановку уморительной пантомимой немой дикарочки! Ммм, какая же она клевая, эта немая, закатывающая глаза, изображающая повешение, отчаянно жестикулирующая и бесконечно милая… Прелесть, одним словом.

  • Джесс Буллингтон, «Печальная история братьев Гроссбарт».
    Дебютный роман автора цикла «Багряная Империя» повествует о двух жестоких подонках, которые наводили кровавого шороху в средние века. Убивали всех без разбора, грабили, оскверняли могилы, насиловали и все в таком духе. И очень странно смотрится их искренняя вера в некую одним им ведомую справедливость, олицетворенную в изображении местной Святой. Вынужденные бежать от разгневанного населения родной общины, они пускаются в путешествие через моря-океаны, встречаются с кучей дьявольских созданий, заключают странные сделки, но так и остаются бесчувственными мразотами.

  • Паоло Бачигалупи, «Орудие войны». (Третья книга цикла «Разрушитель кораблей».)
    Если вторую часть цикла («Затонувшие города») можно было читать как совершенно отдельную историю, настолько она была обособленной от «Разрушителя кораблей», то с «Орудием войны» такой фокус не прокатит, оно – прямое продолжение «Городов». Более того, для полного понимания происходящего крайне желательно будет освежить в памяти самую первую книгу о приключениях парнишки Гвоздаря, поскольку встреча с ним – одно из ключевых событий заключительной части. Странно только, что почти все встречи происходят несколько вымученно, будто автор нехотя пытался склёпать заключение одновременно для двух книг и слабо в этом преуспел. Видимо, в том числе и поэтому на третью книгу пришлось потратить почти пять лет, а всё равно ощущение притянутости и лютой скомканности не покидает.

    Если же абстрагироваться от «лишних» героев и просто заглянуть в основу «Орудия войны», то мы увидим там развернутое противостояние нашего родного мутанта Тула и стремящегося его уничтожить любой ценой генерала. Уже в первых главах плюсовой плод генетических экспериментов умудряется пережить совершенно немыслимый удар ракеты с воздуха, после чего действие переходит на корабль, плывущий по водным просторам. Роман не так полон антивоенных настроений, как «Затонувшие города», но они все же просачиваются, и когда ты ярко представляешь это самое безжалостное орудие войны, взбунтовавшееся против своих создателей, идущее наперекор собственной воле, просто лежащим на грязном полу, обгоревшим, с отваливающимися кусками плоти, бредящим прошлыми победами – поневоле поймаешь пацифистский настрой. И в финальном противостоянии Тула со своими убеждениями и заложенными в гены «настройками» видится искусственная горькая ирония. Чьи приказы выполнял он – а чьи человек? Был ли у него выбор и почему он вправе отказать в возможности выбора своей жертве? Кто для него Маля с Гвоздарём, а также другие солдатики, способен ли он на чувства к ним или лишь обманывает сам себя, называя их стаей? Действительно ли он безвольное орудие войны или все же некий социальный базис пробивается в подкорку сознания?

    И прямых ответов Бачигалупи не то чтобы не дает, но вопросов после финала оставляет явно больше.


Средние.

  • Джайлс Блант, «Нежная буря». (Вторая книга цикла «Джон Кардинал».)
    Как и второй сезон сериала, второй роман цикла чутка сбрасывает интересность за счет смены «погодного режима» и какой-то непонятной шизанутости главного расследования. Сотрудника ЦРУ (действие происходит в Канаде) задрали дикие звери? Ладно, завязка более-менее нормальная, но вот дальнейшее следствие уже никуда не годится, слишком много неестественности. Зато с бытовухой – полнейший порядок, особенно это касается смерти самого близкого для Джона Кардинала человека. Выбивает всю землю из-под ног, психологически выматывая. Какие уж тут расследования…

  • Кристофер Прист, «Опрокинутый мир».
    Представьте себе утопический мир, в котором люди ждут, что когда-нибудь за ними, в их город Земля, прилетят с планеты Земля, чтобы спустя столетия они вернулись обратно.

    Представьте, что этот город постоянно находится в движении. Что он плавно перетекает с одного места на другое, буквально колеся по неизведанному континенту.

    Представьте, что летоисчисление отныне измеряется не стандартными временными параметрами, а производным от них расстоянием, что возраст зависит от пройденных городом миль.

    Куда идет город? Никто не знает. Путеводной звездой является некий Оптимум, как морковка на веревочке, которую невозможно догнать. Своеобразный метафорический парадокс Ахиллеса и черепахи. Город движется – Оптимум удаляется, город отстает – Оптимум замедляется. Рабочие из специально созданной гильдии должны прокладывать путь вперед рельсами, чтобы город свободно катился, но даже они никогда не могут познать Оптимум. Попутно еще нужно устранять неких дикарей, что бегают по округе и нападают на мирно бредущий город.

    В самом городе все четко и упорядоченно, дисциплина поддерживается самосознанием горожан, производственная часть процесса отрегулирована до автоматизма, идеологическая – прочно засела в головах жителей, верящих в гиперболическое солнце, путешествия из прошлого в будущее, необходимость отстаивать десятками лет создававшийся уклад и не задаваться вопросами.

    Не правда ли, все это что-то очень сильно отдаленно напоминает? Что-то неуловимое, что вертится на языке, но никак не приходит на ум.

    Прист в 1974-м году написал практически идеальный вариант существования некой обособленной коммуны, погрязшей в невежестве относительно всего остального мира. По сути своей, этот передвижной город напоминает кочующий по степям цыганский табор. А чтобы не было так банально – автор добавил интриги и массу фантастических допущений, в которых в итоге сам же и запутался: развязка романа пестрит незавершенностями и отсутствием хоть каких-то намеков на ряд ответов.

    Герои – как любые члены любой замкнутой коммуны с промытыми мозгами. Однородная масса, движимая только идеологическими целями, подпитываемыми везде валяющимися манифестами. Все во славу равновесия и Оптимума. Им плевать на себя, на близких, на семейные ценности, они в принципе не раскрыты иначе чем «гг и какие-то остальные». Да и гг тут – просто одно название, номинальный представитель-поршень сюжетодвигающей структуры. Единственное, что хоть что-то вызвало интерес к нему – чередование автором повествования от первого лица и от третьего. Взгляд со стороны на обычно «якающего» героя был любопытен, но не более того, каких-то особых предпосылок к такому ходу по сюжету встречается всего одна.

    Всколыхнуть это забродившее болото из унылой бытовухи призвана как раз та самая «предпосылка», встреча с которой постарается перевернуть все это общество с его идеалами вверх дном. Получится или нет – автор, видимо, сам так и не решил, тупо скомкав финал до состояния пожеванных обрывков.

    Обидно. Стоило ли отводить ¾ книги на скучно написанную производственную бытовуху, чтобы в последней четверти немного зацепить сюжетом и сломом мировоззрения aka веками пестуемых идеалов, но не обыграть это все грамотно, а просто нещадно скомкать и бросить на произвол судьбы.

  • Мэтт Рафф, «Злые обезьяны».
    Излишне кинематографичная и аляповато динамичная история о некой сверхсекретной организации, которая якобы вербует себе людей для борьбы со Злом во всех его проявлениях. Почти вся книга – либо сумбурное мельтешение диалогов в формате «вопрос – ответ», либо рассказ одной сотрудницы этой организации, полный всяких недомолвок и противоречий. Не цепляет, но яркость и насыщенность можно похвалить.

  • Уильям Риттер, «Призрачное эхо». (Третья книга цикла «Дежекаби».)
    Третья часть подросткового цикла о сыщике, расследующем паранормальные дела, неожиданно приобретает более масштабные последствия, нежели первые две. К концу коротенького романа и заделу на следующую часть героям придется «спасать мир», что бы это ни значило.

    А начиналось все очень даже невинно: с призрака убитой девушки, «заказывающей» расследование своей смерти. Тут я было подумал, что меня ждет некое подобие «Локвуд и компания» Джонатана Страуда, но нет. Если там были одни призраки и гигантская проблема, то в цикле «Джекаби» появляется любое фэнтезятское существо, которое может вплести в сюжет автор. Драконы, вампиры, оборотни, призраки… И пусть фантазия у Риттера откровенно бедная, даже приключенческий дух и писательский скилл еле-еле на троечку вытягивают, да и цикл направлен исключительно на непритязательных подростков, все равно похождения сыщиков неплохо читаются в качестве разгрузочного материала после какого-нибудь монструозного фэнтези-гиганта, позволяя просто пару часов убить на такой вот филлер. На большее они в принципе не претендуют. А в «Призрачном эхе» немалую часть книги еще и занимает путешествие в некое подобие ада с Хароном, и беседы с ним на темы расплаты монетками, царств мертвых в разных культурах, да даже обычная трепотня попутчиков – лучшие главы, пожалуй, за все три книги.

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #401 : Сентябрь 30, 2018, 18:24:14 pm »

29 Ловушка для птиц
     Виктория Платова
Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #402 : Октябрь 05, 2018, 10:41:40 am »

30 Часы, идущие назад
      Татьяна Степанова
Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #403 : Октябрь 08, 2018, 10:32:46 am »

31 Спящие красавицы
     Стивен Кинг, Оуэн Кинг
Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!

Гейдрих

  • Вы хоть понимаете теперь чего вы натворили?!?!
  • Сериаломаньяк
  • *
  • Сообщений: 3370
  • Донецк. Украина.
Re: Литературa
« Ответ #404 : Октябрь 12, 2018, 14:49:38 pm »

32  Секретные окна
      Стивен Кинг
Записан
Верніть Обаму!  Даёшь тмпичмент!